Статья 828 коап рф незаконная рубка

Оглавление:

Статья 828 коап рф незаконная рубка

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 8.28 КоАП РФ

Кодекс РФ об административных правонарушениях:

Статья 8.28 КоАП РФ. Незаконная рубка, повреждение лесных насаждений или самовольное выкапывание в лесах деревьев, кустарников, лиан

1. Незаконная рубка, повреждение лесных насаждений или самовольное выкапывание в лесах деревьев, кустарников, лиан —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до четырех тысяч рублей; на должностных лиц — от двадцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей.

2. Те же действия, совершенные с применением механизмов, автомототранспортных средств, самоходных машин и других видов техники, либо совершенные в лесопарковом зеленом поясе, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, —

влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией продукции незаконного природопользования, а также с конфискацией орудия совершения административного правонарушения или без таковой; на должностных лиц — от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей с конфискацией продукции незаконного природопользования, а также с конфискацией орудия совершения административного правонарушения или без таковой; на юридических лиц — от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей с конфискацией продукции незаконного природопользования, а также с конфискацией орудия совершения административного правонарушения или без таковой.

3. Приобретение, хранение, перевозка или сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере пяти тысяч рублей; на должностных лиц — пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от четырехсот тысяч до семисот тысяч рублей.

Вернуться к оглавлению: КоАП РФ с последними изменениями (в действующей редакции)

Статья 8.28 КОАП РФ.

Незаконная рубка, повреждение лесных насаждений или самовольное выкапывание в лесах деревьев, кустарников, лиан Отправить на печать Распечатать Поделиться (в ред. Федерального закона от 04.12.2006 N 201-ФЗ) 1. Незаконная рубка, повреждение лесных насаждений или самовольное выкапывание в лесах деревьев, кустарников, лиан — (в ред. Федерального закона от 04.12.2006 N 201-ФЗ) влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до четырех тысяч рублей; на должностных лиц — от двадцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей. (в ред. Федерального закона от 21.07.2014 N 277-ФЗ) 2. Те же действия, совершенные с применением механизмов, автомототранспортных средств, самоходных машин и других видов техники, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, — влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией продукции незаконного природопользования, а также с конфискацией орудия совершения административного правонарушения или без таковой; на должностных лиц — от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей с конфискацией продукции незаконного природопользования, а также с конфискацией орудия совершения административного правонарушения или без таковой; на юридических лиц — от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей с конфискацией продукции незаконного природопользования, а также с конфискацией орудия совершения административного правонарушения или без таковой. (в ред. Федерального закона от 21.07.2014 N 277-ФЗ) (часть вторая введена Федеральным законом от 02.07.2005 N 82-ФЗ) 3. Приобретение, хранение, перевозка или сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния, — влечет наложение административного штрафа на граждан в размере пяти тысяч рублей; на должностных лиц — пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от четырехсот тысяч до семисот тысяч рублей. (часть 3 введена Федеральным законом от 21.07.2014 N 277-ФЗ)

Р Разрешение на рубку сухостоя

Знаю, что многие, воле-неволей занимаются заготовкой дров. Для кого это основной вид заработка, для кого-то подработка, а для кого-то и жизненная необходимость. Печное отопление никто не отменял, а заменить – не чем! Рассмотри тему разрешение на рубку сухостоя.

Давайте попробуем разобрать заготовку дров ближе к крупным населенным пунктам и в частности ближе к столичной стороне.

Ну, во-первых, на востоке страны заготовка дров сходится в одном – постоянной краже дров как самим населением, так и коммерсантами различных рангов. В огромном процентном соотношении эти преступления не расследуются и не раскрываются. Куда более весомо там стоит проблема в хищении ликвидной крупномерной древесины. Инспекторам не до мелкого расследования.

В центральной же России лесные регионы также не особо беспокоятся заготовкой дров во внушительных объемах. Чего не скажешь о западе и юге страны, в тех населенных пунктах, где отсутствует газовое отопление. Здесь заготовка дров, как выгодный заработок, так и глобальная проблема.

Сразу оговорюсь, что ни с кем из знакомых московских коллег не обсуждал данную тему, а просто разжевал проблематику на форумах. А потому, прошу столичных коллег подключится к обсуждению, поправлять и дополнять меня. Ну, и других участников заготовки дров.

Разумеется, воруют древесину в стране везде. Но занимаются продажей дров на сторону больше к центру и в тех районах, где газификация «хромает».

Д Дрова для собственности

Практически постоянно, когда иду в лесной отдел с отчетами, или с ознакомлением актов о проделанной работе, то вижу у лесного отдела живую очередь. Как выясняется, все пришли за распоряжением на дрова. Наш регион не имеет газификации и пришли за своими законными 15м³ дров (на семью) по областному распоряжению. Знаю, что как таковых резервных лесов для населения в нашем районе очень немного и понимаю, что люди нашли очередного «жулика», который скупает данные распоряжения у населения и вырубает накопленных по документу ликвид.

Помню, что раньше, до Нового Лесного Кодекса, был лимид лесов в отдаленном лесничестве, на оставшихся «кусках» среди масштабных леспромхозовских лесосек. Никто из простого люда не заготавливал там (за 70 км от дома) лесовоз дров (себестоимость ужасна. ). Поэтому продавались распоряжения. Взамен люди получали либо 4000-5000 «рублей», либо 5-6 м³ березового баланса.

С тех пор мало что изменилось. Остались в вырубленных кварталах Госфонда небольшие лесные «куски» и именно их вырубает местный мелкий предприниматель, скупивший распоряжения.

С Сухостой – дрова?!

Люди, неосведомленные о деятельности лесного хозяйства, твердо веря в то, что сушина, сушняк (сухостой) является потенциальными БЕСПЛАТНЫМИ дровами, и она может беспрепятственно вырубаться.

Однако сухостойная древесина, тем не менее, остается ДРЕВЕСИНОЙ, а потому, так просто её вырубать категорически нельзя. Плата за определенный объем (в кубометрах) сухой древесины, что «листвы», что «хвои» определены местным лесным отделом.

Кстати, заготовить дрова путём очистки леса от валежника и сушняка, вряд ли «прокатит». Тут зависит от многого: тип леса, оценки естественной лесной экосистемы и т.п.

Существует 4-ая статья из областного столичного закона об использовании лесов, которую цитирую ниже:

Статья 4. Порядок заготовки гражданами древесины для собственных нужд

  1. Заготовка гражданами древесины для собственных нужд не является предпринимательской деятельностью.
  2. Граждане вправе заготавливать древесину для целей отопления, строительства и ремонта жилых домов, жилых строений и хозяйственных построек, а также для восстановления этих построек и строений, поврежденных в результате стихийных бедствий и пожаров.
  3. Заготовка дров для отопления осуществляется, в первую очередь, в порядке очистки лесных насаждений от захламленности, уборки ветровальных, буреломных, усыхающих, сухостойных, поврежденных болезнями и вредителями деревьев, при проведении выборочных рубок, а также при проведении сплошных рубок в насаждениях, утративших биологическую устойчивость, в перестойных насаждениях.
  4. Граждане осуществляют заготовку древесины для собственных нужд на основании договоров купли-продажи лесных насаждений, расположенных на землях, находящихся в государственной или муниципальной собственности. К договору купли-продажи лесных насаждений применяются положения о договорах купли-продажи, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации, если иное не установлено Лесным кодексом Российской Федерации.
  5. Договоры купли-продажи лесных насаждений для осуществления гражданами заготовки древесины для собственных нужд заключаются без проведения аукционов по продаже права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений.
  6. Плата по договору купли-продажи лесных насаждений для собственных нужд граждан на территории Московской области определяется по ставкам, устанавливаемым Правительством Московской области.
  7. Граждане, желающие осуществлять заготовку древесины для собственных нужд, направляют заявление в письменной форме в лесничество или лесопарк, на территории которого предполагается заготовка древесины.
  8. Для рассмотрения заявлений граждан в лесничестве или лесопарке создается Комиссия.
  9. Состав Комиссии утверждается органом государственной власти или органом местного самоуправления в пределах полномочий, определенных в соответствии со статьями 81-84 Лесного кодекса Российской Федерации (далее — уполномоченный орган).
  10. В заявлении гражданина, желающего осуществлять заготовку древесины для собственных нужд, указываются:
  • фамилия, имя и отчество гражданина, место жительства;
  • цель использования древесины;
  • объемы заготовки древесины с указанием древесных пород;
  • место предполагаемой заготовки.

К заявлению прилагаются документы, удостоверяющие личность заявителя, подтверждающие права на земельный участок, на котором осуществляется строительство или ремонт, и в случаях, установленных законодательством Российской Федерации, разрешение на строительство и проектно-сметная документация.

Все документы представляются в копиях с одновременным предоставлением оригинала. Копии документов после проверки их соответствия оригиналу заверяются лицом, принимающим документы, а оригиналы возвращаются гражданину.

  1. Комиссия определяет обоснованность заявки на заготовку древесины для собственных нужд. Заключение Комиссии о выделении древесины для собственных нужд (далее — заключение) оформляется в течение пятнадцати календарных дней с даты поступления заявления.

Комиссия осуществляет учет заявителей и учет выделенной древесины.

  1. Заключение Комиссии с приложением заявления гражданина и документов, указанных в части 10 настоящей статьи, направляется в уполномоченный орган. С учетом заключения Комиссии уполномоченный орган в течение десяти рабочих дней с даты поступления заключения принимает решение о заключении договора купли-продажи лесных насаждений для собственных нужд граждан или направляет заявителю мотивированный отказ.
  2. В решении уполномоченного органа о заключении договора купли-продажи лесных насаждений для собственных нужд граждан указывается срок действия договора, цель заготовки древесины, место заготовки и объем заготавливаемой древесины с указанием древесных пород.

Н Наказание и преступление

Так как кризис уже давно на дворе, да и ужесточение законов мы наблюдаем ежедневно, то наверняка будет интересно узнать, а каковы действуют санкции за самовольную вырубку сухостоя.

Вид нарушения: п.п.5 «Незаконная порубка сухостойных деревьев, присвоение(хищение) древесины буреломных, ветровальных деревьев»

Размер взысканий «Стоимость срубленной, похищенной древесины, исчисленная по ставкам лесных податей».

Исходя из этого, делаем следующее умозаключение: зачем нам документы на порубку? Стоит лишь заплатить стоимость по ставкам («копейки» — в пределах 100-200р./м³) ?

Однако, каковы же штрафные санкции за незаконную рубку сухостоя в лесу?

А это смотря как все ваше деяние будет трактоваться.

С одной стороны, вы заплатите однократную таксовую стоимость древесины за возмещение ущерба. Вдобавок с вас потребуют штраф, который предусмотрен административным кодексом. «Уголовки», как таковой за «сушняк» не существует.

Однако если вам предъявят незаконную рубку по статье 260 УК РФ, где нет разделения на живые или сухостойные растения, наказание будет зависеть от размера ущерба.

Размер ущерба будет определяться:

«…постановлением Правительства Российской Федерации от 8 мая 2007 г. № 273 «Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства» (в редакции Постановление от 26 ноября 2007 г. № 806 «О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 8 мая 2007 г. № 273»).

Это постановление трактует следующее:

«при исчислении стоимости древесины разделение ее на деловую и дровяную не производится. В этом случае применяется ставка платы, установленная в отношении деловой древесины средней крупности».

Делаем вывод, что дровяная (в том числе сухостой) древесина приравнивается к древесине живых деревьев средней крупности.

Как вы можете сделать вывод по вышесказанному, при рубке сухостоя на дрова в М.О. ущерб (вред) можно смело приравнять к уголовно-наказуемому деянию. Вердикт судьи за подобные преступления – от 1 года до 3 лет. Всё зависит от объема заготовленной сухостойной древесины.

Ч Что такое Сухостой?

Думаю, что вы знаете, как отличить валежник от сушняка. Валежник – лежит на земле, а сушняк – стоит.

Разумеется, сухостой – это лесное насаждение, которое засохло, но остается стоять на земле. Насаждения буреломные и ветровальные – валежник, который лежит на земле. Если дерево еще стоит на земле, то можно за такое дерево, если его спилить, схлопотать статью 260 УК РФ., как за экологическое преступление.

В вашем (нашем) случае лучший вариант – пилить буреломный и ветровальный лес, вернее заготавливать древесину данного типа.

А законно ли данное действие?

Если самовольно и самолично, то, скорее всего – да! Зато отделаетесь лишь возмещением ущерба. Если вам будут «инкриминировать» под «уголовку» или административную ответственность, то у «следока» есть лишь один пункт предъявления – кража. Однако следователю необходимы доказательства, что это чья-то собственность (т.е. собственность данного хлама).

К Как корабль назовешь, так он и поплывет…

Крупный штраф, да и «инкрементацию» кражи можно избежать, как утверждает один из собеседников форума.

Существует статья 8.28, в которой прописано следующее:

«Незаконная рубка, повреждение лесных насаждений или самовольное выкапывание в лесах деревьев, кустарников, лиан»

Давайте заглянем на определение по ГОСТ 18486-87 Лесоводство. Термины и определения:

Лесное насаждение — Участок леса, состоящий из древостоя, а также, как правило, подроста, подлеска и живого напочвенного покрова.

Древостой — Совокупность деревьев, являющихся основным компонентом насаждения.

Сухостой — Усохшие, стоящие на корню деревья.

Тем самым мы можем утверждать, что сухостой это не основной компонент насаждения (исключение – лес не сгорел или не пропал по каким-либо другим причинам).

Таким образом к сухостою, как и к ветролому подходит одна статья КоАП Ст. 7.27. Мелкое хищение (сумма сушняка не выше 1000р). Ежели сумма вырубленного сушняка свыше 1000 рублей, то вам ставят статью УК ст. 158. – кража. Однако все-же существует одно НО…

Вполне оправданно можно назвать сухостой не основным компонентом насаждения. Однако они же стоят на корню, пусть и усохшие. А, следовательно, сухостой являются элементом совокупности деревьев – древостоя.

Ст. 273 указывает, что сухостой может стоять в защитной категории лесов. Тем самым не трудно догадаться, что при составлении нарушения будут учтены и коэффициенты. Если они набегут свыше 5 тыс. рублей (а в «защитке» не трудно накопить эти коэффициенты), то можно заработать и уголовку.

Если покопаться в законе поглубже, то можно вычитать следующее постановление N21 от 18 октября 2012 г. По этому постановлению ст.260 и всякие коэффициенты НЕ ПРИМЕНЯЮТСЯ.

К сухостою может быть применима только статься 7.27 КоАП (Хищение) или статья 158 УК РФ (Кража). Стоимость сухостоя считается по ставкам платы за единицу объема лесных ресурсов.

В В заключении о сухостое

Согласитесь, статья состоит из одних противоречий! Можно рубить или все-таки нельзя?

Друзья, ничего не усложняйте! Сходите в местный лесной отдел и поинтересуйтесь у лесничего, где у вас можно заготовит сухостой. Ведь у многих есть дачи, загородные дома, которые не требуют постоянного обогрева и тратиться на свежие дорогие дрова не всегда целесообразно.

Возможно, какой-то участок сухостоя необходимо вырубить «во благо» местному лесничеству. Уверен, что многие рассмеютсяи не поймут меня. Но у нас был случай (лет 7 назад), когда один из предпринимателей (продавец автозапчастей) пришел в лесничество и попросил вырубить участок сухостоя для отопления своего магазина. Лесничий осмотрел участок и решили, что его необходимо убрать. Меня одного из лесников отправили таксировать сухостойные деревья. Признаюсь вам, я никогда еще не видел такого количества стоящего сухостоя. Ведь этот участок является рассадником насекомых-вредителе и грибковых заболеваний леса.

Разрешение на рубку сухостоя систематически имеет в законодательстве поправки. Поэтому следите и за законами.

Уголовная и административная ответственность за незаконную заготовку древесины

  • 02 декабря 2016 года 14:07
  • Просмотров: 538
  • Разъяснения законодательства

Ежегодный ущерб, причиняемый экономике страны от криминальных лесозаготовок, исчисляется миллиардами рублей. По данным субъектов Российской Федерации, ущерб за незаконную заготовку древесины за 9 месяцев 2016 г. в объеме 828,7 тыс. м 3 древесины оценивается в 7,3 млрд. руб., а совокупный доход от общего объема незаконных рубок составляет примерно 230 — 250 млрд. руб.

В российском уголовном законодательстве вопросу борьбы с незаконной заготовкой древесины посвящена ст. 260 Уголовного кодекса РФ (далее — УК РФ), предусматривающая уголовную ответственность за незаконную рубку лесных насаждений, а также повреждение до степени прекращения роста предмета преступления.

В диспозиции ч. 1 ст. 260 УК РФ предмет преступного деяния — лесные насаждения, деревья, кустарники и лианы — неразрывно связаны с таким признаком объективной стороны, как место совершения преступления. Так, предметом преступления в узком смысле выступают «деревья», «кустарники» и «лианы», которые не всегда характеризуются местом совершения преступления. Предмет преступления в широком смысле — это «лесные насаждения», произрастающие на определенном участке, в определенном месте.

Следует также отметить, что УК РФ не раскрывает содержание таких терминов, как «лесные насаждения», «деревья», «кустарники» и «лианы», «не отнесенные к лесным насаждениям». Данные понятия являются бланкетными, и для их разъяснения требуется обращение к нормам природоохранного законодательства, а в некоторых случаях даже к теории экологического права.

До 2012 г. к спорным вопросам квалификации при незаконной заготовке древесины относились вопросы определения предмета рассматриваемого деяния: относится ли к предмету преступления, предусмотренного ст. 260 УК РФ, древесно-кустарниковая растительность, произрастающая на приусадебных, дачных и садовых участках.

Данные вопросы на сегодняшний день разрешены п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования»(далее — Постановление Пленума ВС РФ).

Так, в соответствии с п. 15 Постановления Пленума ВС РФ к предметам преступления по ст. 260 УК РФ не относятся деревья, кустарники и лианы, произрастающие на землях сельскохозяйственного назначения, на приусадебных земельных участках, на земельных участках, предоставленных для индивидуального жилищного, гаражного строительства, ведения личного подсобного и дачного хозяйства, садоводства, животноводства и огородничества, в лесопитомниках, питомниках плодовых, ягодных, декоративных и иных культур, а также ветровальные, буреломные, сухостойные деревья. Рубка указанных насаждений, а равно их уничтожение или повреждение должны квалифицироваться как хищение либо уничтожение или повреждение имущества.

Объективная сторона ст. 260 УК РФ заключается в незаконной порубке, а равно повреждении до степени прекращения роста лесных насаждений, а также деревьев, кустарников и лиан, не отнесенных к лесным насаждениям, если эти деяния совершены в значительном размере.

В соответствии с п. 16 Постановления Пленума ВС РФ под рубкой предусмотренных ст. 260 УК РФ предметов преступления следует понимать их спиливание, срубливание или срезание, т.е. отделение различными способами ствола дерева, стебля кустарника или лианы от корня. Незаконной признается рубка насаждений с нарушением требований лесного законодательства: например, без оформления договора аренды лесного участка, решения о предоставлении лесного участка, договора купли-продажи лесных насаждений, а также в объеме, превышающем разрешенный, либо с нарушением породного или возрастного состава, либо за пределами лесосеки.

Следует отметить, что незаконная порубка деревьев, кустарников и лиан может влечь за собой как уголовную (ст. 260 УК РФ), так и административную ответственность (ст. 8.28 КоАП РФ). В соответствии с п. 22 Постановления Пленума ВС РФ основным критерием разграничения уголовно наказуемой незаконной рубки лесных насаждений (ч. 1 ст. 260 УК РФ) и незаконной рубки лесных насаждений, за которую ответственность предусмотрена ст. 8.28 КоАП РФ, является значительный размер ущерба, причиненного посягательством.

В соответствии с примечанием к ст. 260 УК РФ значительным размером в настоящей статье признается ущерб, причиненный лесным насаждениям или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам, исчисляемый по утвержденным Правительством Российской Федерации таксам, превышающий пять тысяч рублей, крупным размером — пятьдесят тысяч рублей, особо крупным размером — сто пятьдесят тысяч рублей.

По данным судебной практики, не вызывает сложности вопрос отграничения ст. 260 УК РФ от ст. 8.28 КоАП РФ при наличии в примечании к ст. 260 УК РФ денежного критерия криминализации: значительный, крупный и особо крупный размер.

Размер причиненного ущерба исчисляется по таксам, утвержденным Правительством Российской Федерации. 8 мая 2007 г. было принято постановление Правительства Российской Федерации № 273 «Об исчислении размера вреда, причиненного лесам, вследствие нарушения лесного законодательства».

В части совершенствования нормативно-правового регулирования борьбы с браконьерством Федеральным законом от 21 июля 2014 г. № 277-ФЗ в УК РФ была введена ст. 191.1 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за приобретение, хранение, перевозку, переработку в целях сбыта и сбыт заведомо незаконной заготовленной древесины.

Непосредственным объектом рассматриваемого деяния выступают общественные отношения в сфере приобретения, хранения, перевозки, переработки и сбыта древесины. Предметом ст. 191.1 УК РФ является именно незаконно заготовленная древесина. Объективную сторону деяния составляет совершение хотя бы одного из указанных в статье альтернативных действий: приобретение, хранение, перевозка, переработка или сбыт древесины. Состав преступления сконструирован законодателем как формальный, т.е. считается оконченным с момента совершения хотя бы одного из указанных действий, совершенных в крупном размере. Соответственно обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого преступления является крупный размер, исчисляемый по таксам, установленным постановлением Правительства Российской Федерации № 273. Субъективная сторона характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла, обязательным признаком является цель сбыта, а также заведомое знание виновного (несомненные, достоверные сведения) о незаконном характере заготовленной древесины. Субъект преступления по ч. 1 ст. 191.1 УК РФ общий.

Квалифицирующим признаком, ответственность за который предусмотрена ч. 2 ст. 191.1 УК РФ, выступает соучастие: группа лиц по предварительному сговору; особо квалифицирующим признаком (ч. 3 ст. 191.1 УК РФ) является особо крупный размер, соучастие в форме организованной группы; признаки специального субъекта преступления: с использованием своего служебного положения.

Так как наработанной судебной практики по ст. 191.1 УК РФ пока нет, то сложно говорить о проблемах квалификации рассматриваемого деяния. Однако представляется возможным квалификация по совокупности ст. 191.1 и 260 УК РФ, а также при решении вопроса о виновности лица по ст. 191.1 УК РФ суды должны учитывать и способ приобретения, и способ сбыта незаконно заготовленной древесины.

С 1 января 2016 г. вступила в силу ст. 8.28.1 КоАП РФ, устанавливающая ответственность за нарушение требований лесного законодательства об учете древесины и сделок с ней.

Комментарий к статье 8.28 КОАП РФ. Незаконная рубка, повреждение лесных насаждений или самовольное выкапывание в лесах деревьев, кустарников, лиан

1. Объектом правонарушения являются общественные отношения, связанные с использованием и охраной лесов. Составы правонарушений формальные, т.о. объективную сторону образуют действия, т.е. рубка, повреждение лесных насаждений или самовольное выкапывание в лесах деревьев, кустарников, лиан; субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого умысла или неосторожности. Субъектом правонарушения могут быть граждане, должностные лица и юридические лица.

2. Создание лесных плантаций и их эксплуатация представляют собой предпринимательскую деятельность, связанную с выращиванием лесных насаждений определенных пород (целевых пород). К лесным насаждениям определенных пород (целевых пород) относятся лесные насаждения искусственного происхождения, за счет которых обеспечивается получение древесины с заданными характеристиками. Лесные плантации могут создаваться на землях лесного фонда и землях иных категорий. Гражданам, юридическим лицам для создания лесных плантаций и их эксплуатации лесные участки предоставляются в аренду в соответствии с ЛК РФ, земельные участки — в соответствии с земельным законодательством. На лесных плантациях проведение рубок лесных насаждений и осуществление подсочки лесных насаждений допускается без ограничений (ст. 42 ЛК РФ ). Выкопка деревьев на участках лесного фонда для посадки их на землях иных категорий в соответствии с Правилами пользования лесным фондом для заготовки второстепенных лесных ресурсов и осуществления побочного лесопользования, утв. Приказом МПР РФ от 27 июля 2005 г. N 212, может проводиться в хвойных насаждениях I класса возраста, в лиственных насаждениях I и II классов возраста. Выкопка кустарников подлеска на участках лесного фонда для посадки их на землях иных категорий может проводиться в насаждениях с подлеском средней или высокой густоты и преобладанием в его составе заготавливаемого вида. Число кустов заготавливаемого вида после выкопки не должно быть ниже 1 тыс. шт./га (п. 23). Размер взысканий, согласно таксам для исчисления размера взысканий за ущерб, причиненный лесному фонду и лесам, не входящим в лесной фонд, нарушением лесного законодательства РФ, утв. Постановлением Правительства РФ от 21 мая 2001 г. N 388 , устанавливался в кратном размере причиненного ущерба (от 2-кратного до 50-кратного). Размер взысканий увеличивался в 2 — 5 раз за правонарушение, совершенное в лесах I группы, на защитных участках лесов всех групп или в городских лесах; в лесах национальных парков и на других особо охраняемых природных территориях; в лесах государственных природных заповедников и на заповедных лесных участках или в случае незаконной порубки, выкапывания, уничтожения или повреждения деревьев, кустарников, кустарничков и лиан, запрещенных к рубке; а также в случае уничтожения или повреждения лесных культур, плантаций, молодняка естественного происхождения или подроста, имеющих в своем составе породы, запрещенные к рубке; незаконной порубки, выкапывания, уничтожения или повреждения деревьев-семенников и деревьев в семенных куртинах и полосах на вырубках, находящихся в стадии лесовосстановления, плюсовых (элитных) деревьев, а также деревьев на плантациях, в лесных генетических резерватах, семенных заказниках, на коллекционных и постоянных лесосеменных участках; незаконной порубки, уничтожения или повреждения деревьев и кустарников хвойных пород в декабре — январе (п. 5, п. 6 прим.).

СЗ РФ. 2001. N 22. Ст. 2236; см. с изм. и доп.

3. Запрещается назначать в рубку и не подлежат рубке каштан, платан, яблоня, груша, вишня, абрикос, алыча, шелковица, дзельква, самшит, тис, клен белый (явор), калопанакс (диморфант), бархат амурский, бархат сахалинский, орех грецкий, орех маньчжурский, орех Зибольда, можжевельник твердый, сосна могильная, пихта цельнолистная, пихта грациозная, пихта Майра, ель Глена, береза карельская, береза Шмидта (железная), магнолия, дуб зубчатый, дуб курчавый, батрокариум, мелкоплодник, ясень Зибольда, лиственница ольгинская. Не подлежат рубке деревья, кустарники и лианы других ценных и редких пород по перечням, утверждаемым органами государственной власти субъектов РФ, в том числе занесенные в Красную книгу РФ и Красные книги субъектов РФ (п. 15 Правил отпуска древесины на корню в лесах РФ, утв. Постановлением Правительства РФ от 1 июня 1998 г. N 551).

ОБЪЕМЫ НЕЗАКОННЫХ РУБОК ЛЕСНЫХ НАСАЖДЕНИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Кузьмичев Е. П., Трушина И. Г., Лопатин Е. В.

Вопросы дефиниции термина « незаконные рубки » имеют большое значение для единой трактовки участниками лесных отношений требований к законности рубок. По результатам анализа отраслевой статистики и экспертных оценок объемов незаконных рубок по репрезентативным субъектам Российской Федерации сделаны выводы о необходимости адаптации термина « незаконные рубки » и корректного определения их объема.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Кузьмичев Е. П., Трушина И. Г., Лопатин Е. В.,

Текст научной работы на тему «ОБЪЕМЫ НЕЗАКОННЫХ РУБОК ЛЕСНЫХ НАСАЖДЕНИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Объемы незаконных рубок лесных насаждений в Российской Федерации

Е П. Кузьмичев — Всероссийский научно-исследовательский институт лесоводства и механизации лесного хозяйства, главный научный сотрудник, член-корреспондент РАН, доктор биологических наук, профессор, Пушкино, Московская область, Российская Федерация, [email protected]

И. Г. Трушина — Всероссийский научно-исследовательский институт лесоводства и механизации лесного хозяйства, зав. отделом лесопользования и лесного проектирования, Пушкино, Московская область, Российская Федерация, [email protected]

Е. В. Лопатин — Всероссийский научно-исследовательский институт лесоводства и механизации лесного хозяйства, научный сотрудник, Пушкино, Московская область, Российская Федерация, [email protected]

Вопросы дефиниции термина «незаконные рубки» имеют большое значение для единой трактовки участниками лесных отношений требований к законности рубок. По результатам анализа отраслевой статистики и экспертных оценок объемов незаконных рубок по репрезентативным субъектам Российской Федерации сделаны выводы о необходимости адаптации термина «незаконные рубки» и корректного определения их объема.

Ключевые слова: незаконные рубки, правоприменение в лесном секторе, объемы незаконных рубок, классификация незаконных рубок

Для ссылок: http://dx.d0i.0rg/10.24419/LHI.2304-3083.2018.1.06

Кузьмичев, Е. П. Объемы незаконных рубок лесных насаждений в Российской Федерации [Электронный ресурс] / Е. П. Кузьмичев, И. Г. Трушина, Е. В. Лопатин //Лесохоз. информ. : электрон. сетевой журн. -2018. — № 1. — С. 63-77. URL: http://lhi.vniilm.ru/

Нелегальное использование лесов представляет серьезную угрозу для лесопромышленного комплекса России. Это проявляется в деформировании рынка, снижении объемов инвестиций в лесной сектор экономики, а также провоцирует банкротство добросовестных лесных предприятий и обнищание населения, проживающего на лесных территориях и работающего на лесозаготовительных и перерабатывающих предприятиях, возникновение социальных конфликтов. Экологические последствия нелегального использования лесов выражаются в деградации лесных и водных экосистем, утрате биоразнообразия, увеличении числа и интенсивности лесных пожаров, изменении климата.

Цель исследования — проанализировать существующее определение термина «незаконные рубки» и данные о масштабах нелегальных рубок в Российской Федерации по данным официальной статистики и экспертным оценкам.

Проблема дефиниции термина «незаконные (нелегальные) рубки» имеет значение как для их выявления и идентификации, так и для правоприменения и разработки системы противодействия. Отсутствие четкого понятийного аппарата создает трудности в определении такой правовой категории, как «незаконная рубка». Юридическое понятие должно адекватно отражать его сущность и характерные черты, имеющие правовое значение. Это необходимо для того, чтобы правильно применять его на практике [1].

Лесной кодекс РФ 1997 г. не содержал определения понятия «незаконная рубка», хотя в части 1 статьи 92 констатировалось, что леса подлежат охране от незаконных рубок (порубок) и нарушений установленного порядка лесопользования [2]. Разработанные в рамках данного Кодекса подзаконные нормативные правовые акты, регулирующие лесные отношения, не поясняли содержание этого понятия.

Для правильного и единообразного применения судами законодательства об ответственности за нарушение (в том числе) лесного законодательства в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 05.11.1998 № 14 «О практике при-

менения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» приводилось следующее определение понятия «незаконной порубки». Под незаконной порубкой следовало понимать рубку деревьев, кустарников и лиан без лесорубочного билета, ордера или рубку по лесорубочному билету, ордеру, выданному с нарушением действующих правил рубок, а также рубку, осуществляемую не на том участке или за его границами, сверх установленного количества, не тех пород или не подлежащих рубке деревьев, кустарников и лиан, как указано в лесорубочном билете, ордере, до или после установленных в лесорубочном билете, ордере сроков рубки, рубку деревьев, кустарников и лиан, запрещенных к рубке Правилами отпуска древесины на корню в лесах Российской Федерации, или после вынесения решения о приостановлении, ограничении или прекращении деятельности лесопользователя или права пользования участком лесного фонда [3].

Лесной кодекс РФ 2006 г. также не содержит понятия «незаконная рубка [4]. С введением его в действие и отменой разрешительных документов на проведение рубок (лесорубочный билет, ордер) данное Пленумом определение понятия «незаконная рубка» утратило смысл.

В настоящее время понятие «незаконная рубка» содержится в Уголовном кодексе РФ (Федеральный закон от 13.06.1996 № 63-Ф3, далее — УК РФ) [5] и Кодексе РФ об административных правонарушениях (Федеральный закон от 30.12.2001 № 195-ФЗ, далее — КоАП РФ) [6]. Статьей 260 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за незаконную рубку лесных насаждений, а также не отнесенных к лесным насаждениям деревьев, кустарников и лиан. КоАП РФ (статья 8.28) устанавливает административную ответственность за незаконную рубку, повреждение лесных насаждений или самовольное выкапывание в лесу деревьев, кустарников и лиан. Однако определение, что является «незаконной рубкой», и в УК РФ, и в КоАП РФ отсутствует [5, 6].

В связи с вопросами, возникшими у судов, и в целях обеспечения единства судебной практи-

ки применения законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования Пленум Верховного суда РФ принял постановление от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования». В постановлении приведено развернутое определение понятия «незаконная рубка» (пункты 16, 18 и 22).

С одной стороны, дефиниции, приведенные в постановлении, охватывают широкий спектр правонарушений, которые могут возникнуть при рубке лесных насаждений, деревьев и пр., но, с другой стороны, такая расширительная трактовка опасна, например, для законопослушных арендаторов, иногда вынужденных допускать мелкие отклонения от регламентации лесозаготовок, для экспортеров лесной продукции. Так, согласно постановлению, даже незначительное или установленное устаревшими регламентами несоблюдение технологии заготовки древесины автоматически переводит древесину в ранг незаконной со всеми вытекающими последствиями.

В юридической литературе приводятся определения, еще более расширяющие круг возможных нарушений для отнесения рубок к незаконным. Это касается, например, любых рубок, осуществляемых с нарушением правил лесного законодательства (заготовки древесины, санитарной безопасности в лесах, пожарной безопасности в лесах, ухода за лесами), без соответствующего разрешения или при любом нарушении данного разрешения [7].

Постановление Пленума Верховного суда РФ от 18.10.2012 № 21 подразделяет незаконные рубки на 2 группы по степени тяжести: уголовно наказуемые и административные. Границы между ними размыты и могут быть субъективными.

В свете сегодняшнего лесного законодательства к наиболее типичным и распространенным нарушениям в цепочке лесозаготовительного процесса следует отнести нарушения, возникающие на 4-х этапах: а) приобретение и правовое оформление лесного участка в пользование; б) отпуск древесины на корню; в) рубка леса (про-

цесс заготовки древесины); г) вывоз лесной продукции, освидетельствование лесосек, сдача-приемка лесосек органам власти в области лесных отношений. Подробная классификация нарушений, отмечаемых на этих этапах, и правовая ответственность за них приведена в монографии «Состояние и масштабы нелегального лесопользования в России» [8].

Рассматривая практику промышленных лесозаготовок через правовые, организационно-институциональные и технологические аспекты, легко убедиться, что любые рубки, проведенные в России, могут и чаще всего имеют на одном или на всех этапах те или иные отклонения (нарушения) от требований лесного законодательства и, в строгом смысле слова, формально, могут расцениваться как незаконные. Однако, с точки зрения значимости, юридической ответственности и с учетом сложившейся в последние годы практики международного определения законности (незаконности) лесной деятельности, не всегда следует относить такие рубки к нелегальным.

Нелегальные рубки в России в последнее время привлекают повышенное внимание мировой общественности. В печати и на международных конференциях разного уровня приводится информация, отражающая весьма тревожную картину хищнических заготовок древесины, озвучиваются внушительные цифры экономических и экологических потерь, делаются заявления о тотальной коррумпированности чиновников и несостоятельности государственных органов, осуществляющих контроль за использованием лесных ресурсов.

Однако в оценках объемов нелегальных рубок и их влияния на экономическую и экологическую сферы в России во многих случаях довлеют эмоции, предвзятость, политические спекуляции, а иногда и недобросовестная конкуренция. Все это негативно влияет на имидж страны и приводит к реальным и потенциальным экономическим потерям, связанным с утратой части мирового рынка лесоматериалов.

Рассматривая вопрос об объемах незаконных рубок в Российской Федерации, нельзя не за-

метить существующие независимо друг от друга две группы оценок: официальные статистические данные и экспертные оценки. Зачастую объемы незаконных рубок в регионах и стране в целом, приводимые в источниках Рослесхоза и экспертных обзорах, отличаются на порядок.

С 2005-2006 гг. в системе Рослесхоза была введена обязательная отчетность по нарушениям лесного законодательства, в том числе по фактам нелегальных заготовок древесины, данные которой сегодня — единственная официальная информация о незаконном использовании лесов. Анализируемые в статье данные за 2008-2016 гг. получены в ходе осуществления федерального государственного лесного контроля и надзора в лесах, расположенных на землях лесного фонда. Для анализа отобрано 10 субъектов Российской Федерации (Владимирская, Московская, Воронежская, Свердловская, Иркутская области, Краснодарский, Приморский, Хабаровский, Красноярский края, Республика Коми). Выбор субъектов осуществлялся на основе репрезентативности.

К основным факторам, определяющим различия в проявлении незаконной деятельности в лесах в отобранных субъектах Российской Федерации, относятся:

✓ специфика, определяющая движение лесных товаров;

✓ спрос на внутреннем и внешнем рынках;

✓ экспортный потенциал и толерантность рынков к продукции сомнительного происхождения;

✓ наличие проблем с незаконным использованием лесов;

✓ наличие региональных систем противодействия нелегальному использованию лесов.

Данные, характеризующие динамику незаконных рубок с 2008 по 2016 г., по Российской Федерации приведены в табл. 1.

В Российской Федерации за 2008-2016 гг. зафиксировано 197 228 случаев незаконных рубок, общий ущерб составил 104,5 млрд руб., возмещенный — 2,83 млрд руб. (2,7 % суммы начисленного ущерба).

Нелегальное использование лесов выявлено практически во всех регионах Российской Федерации [8].

По данным Рослесхоза, на незаконные рубки приходится около 70 % всех лесонарушений. К уголовной ответственности за 9 лет (2008-2016 гг.) привлечено 32 944 чел. (в среднем около 3 500 чел. в год), т. е. практически по каждому 4-му из возбуждаемых ежегодно дел. Число выявленных случаев незаконных рубок за 9 лет регулярно снижается (в 2016 г. — на 11,5 тыс. случаев по сравнению с 2008 г.). Соответственно и количество дел,

Таблица 1. Динамика незаконных рубок в Российской Федерации с 2008 по 2016 г.

Незаконные рубки Кол-во материалов, Возбуждено Привлечено к уголовной ответственности, чел. Возмещено

Год число случаев объем, тыс. м3/% общей заготовки сумма ущерба, млн руб. переданных в следственные органы, шт. уголовных дел, шт. ущерба, тыс. руб.

2008 28 474 1 631/0,5 16 181,0 23 738 18 256 3 193 209 842,0

2009 28 459 1 379/0,9 13 204,1 24 933 19 685 4 375 232 640,0

2010 27 120 1 336/0,4 13 834,1 21 964 17 177 4 984 169 017,7

2011 21 356 1 179/0,3 11 379,7 17 828 13 233 3 798 274 505,9

2012 20 442 1 053/0,6 9 975,4 16 037 12 169 3 530 209 370,1

2013 18 916 1 082/0,7 9 143,5 14 797 10 531 3 128 332 630,3

2014 18 433 1 308/0,6 10 810,0 14 827 11 747 3 037 332 740,0

2015 17 089 1 208/0,6 8 718,1 13 910 11 034 2 906 698 966,0

2016 16 939 1 647/0,8 11 288,6 13 678 11 070 3 093 370 381,8

передаваемых в следственные органы, в 2016 г. снизилось почти на 10 тыс., а количество возбужденных уголовных дел — на 7,2 тыс. по сравнению с 2008 г. При этом динамика объема и доли незаконно заготовленной древесины относительно стабильны, с отклонениями в пределах статистических ошибок. Доля незаконно заготовленной древесины от общего объема заготовленной древесины в 2016 г. (213,8 млн м3) составляет, по данным официальной статистики, 0,77 %, а если произвести расчет без «существенного вклада» Иркутской обл., то 0,24 %.

Данные по анализируемым субъектам Российской Федерации за 2008-2016 гг., характеризующие объемы нелегально заготовленной древесины и ее долю от общего объема заготовок, приведены в табл. 2. Рост объемов незаконно заготовленной древесины в 2016 г. объясняется увеличением этого показателя только в одном регионе — Иркутской обл.

Таким образом, в анализируемых субъектах Российской Федерации (при значимо разных запасах лесных ресурсов и уровне их освоения) наблюдаются сходные тренды динамики показателей незаконных рубок (см. табл. 2). Абсолютные объемы нелегального использования лесов и их доля в общей заготовке древесины во всех без исключения субъектах оценены на порядок и даже

2 порядка ниже допустимой погрешности в точности определения объемов растущей древесины (10 %), т.е. могли бы рассматриваться как ничтожные, если бы они гарантированно были достоверными. Соответственно и тренд, характерный для всех регионов, сохраняется и при официальной оценке незаконных рубок в Российской Федерации.

Если признать достоверными данные официальной статистики, то возникает вопрос о целесообразности создания дорогостоящих систем контроля и мониторинга незаконных рубок, так как их объем ничтожно мал в масштабах страны.

Анализ ведомственных статистических данных свидетельствует, что несмотря на усилия, предпринимаемые на региональном и федеральном уровнях, по совершенствованию системы контроля незаконных рубок и оборота нелегально заготовленной древесины, учета их объемов и фактов нарушений лесного законодательства, официальная статистика не отражает и не охватывает значительное число нарушений при рубках.

Оценка масштабов нелегального использования лесов в Российской Федерации приводится в значительном количестве отечественных и зарубежных научных публикаций. Причем абсолютное большинство этих работ оперирует одни-

Таблица 2. Объемы и доля незаконных рубок по субъектам РФ с 2008 по 2016 г. (тыс. м3/% общего объема заготовок)

Субъект Российской Объем и доля общей заготовки, тыс. м3/%, по годам

Федерации 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016

Архангельская обл. 43,4/0,4 55,0/0,5 75,6/0,6 22,1/0,2 45,6/0,4 52,1/0,5 23,0/0,2 19,9/0,2 43,7/0,3

Владимирская обл. 12,9/0,5 6,2/0,5 5,3/0,2 3,9/0,1 3,2/0,1 3,7/0,2 4,2/0,2 24,0/1, 8,9/0,5

Московская обл. 9,7/1,4 4,4/2,1 7,0/1,1 37,2/2,2 31,3/2,8 12,0/0,4 9,7/0,3 9,0/0,6 10,8/0,5

Воронежская обл. 0,8/0,3 1,4/0,5 1,3/0,4 0,7/0,1 2,0/0,4 0,7/0,2 1,0/0,2 0,4/0,12 0,4/0,12

Краснодарский край 11,3/1,1 6,9/1,3 10,3/3,1 8,2/2,8 13,9/2,5 6,7/1,4 5,7/1,3 3,7/0,9 2,2/0,8

Свердловская обл. 54,5/0,3 44,8/0,7 79,6/0,5 76,3/0,4 60,3/0,8 49,0/0,8 97,5/1,5 33,0/0,5 54,4/0,8

Республика Коми 18,8/0,2 14,5/0,2 16,3/0,1 16,5/0,1 4,0/0,05 3,9/0,05 5,0/0,06 2,1/0,02 2,4/0,03

Иркутская обл. 165,7/0,8 233,0/1,2 265,8/0,7 325,6/0,7 254,2/1,0 413,5/1,5 562,7/1,9 677,0/2,0 1 112,9/3,1

Красноярский край 55,7/0,4 81,1/0,7 145,0/0,4 25,5/0,2 33,9/0,2 26,1/0,2 23,3/0,2 24,1/0,1 24,1/0,1

Хабаровский край 83,8/1,2 52,3/0,8 53,4/1,0 26,3/0,2 31,2/0,4 22,1/0,4 26,9/0,4 21,9/0,3 20,1/0,3

Приморский край 47,1/2,6 50,2/1,5 61,0/3,7 56,2/3,5 33,4/0,9 27,6/0,7 22,2/0,5 15,2/0,4 15,6/0,4

Российская Федерация — всего 1 631/0,5 1 379/0,9 1 336/0,4 1 179/0,3 1 053/0,6 1 082/0,7 1 308/0,6 1 208/0,6 1 647/0,8

ми и теми же количественными оценками объемов незаконных рубок в стране, интерпретируя их в зависимости от направленности и целей, преследуемых авторами работы, например: «все плохо», «показатели улучшаются», «все стало еще хуже» и т.п.

Базовые цифры по параметрам незаконных рубок используются со ссылками, а иногда и без ссылок, из ограниченного блока работ [9-16]. Данные «базовые» работы также не приводят статистически достоверной оценки объемов нелегального использования лесов в стране, а методики, позволяющие проверить достоверность этих данных, отсутствуют. Зачастую доля незаконно заготовленной древесины определяется экспертным методом без каких-либо измерений, «на глаз», экстраполируя единичные или типовые ситуации на огромные регионы и объемы заготовок. Результаты таких оценок во многом зависят от личного опыта и системы взглядов на проблему эксперта. Таким образом, существующие оценки нелегальных рубок древесины в России основаны, преимущественно, на данных, не имеющих достаточной достоверности. В таких оценках зачастую много эмоций, противоречий и неоднозначных толкований. Специальные научные исследования по данной проблеме практически отсутствуют.

Существующие за рубежом оценки объемов нелегальных рубок в России не базируются на собственных исследованиях, а в основном опираются на информацию различных экологических, в том числе международных, организаций. Так, по оценкам Гринпис (Россия) и Мирового института ресурсов (WRI, США), доля нелегальных рубок на Дальнем Востоке составляет 20 %, БРОК (Бюро региональных и общественных компаний, Владивосток) совместно с Друзьями Земли (Япония, Токио) приводят значение 30 %; ВВФ России — от 40 до 80 %.

Одной из первых экологических неправительственных организаций, занимавшейся проблемой незаконных рубок, был Тихоокеанский центр по энергетике и ресурсам — PERC (Pacific Energy and Resource Center — США). В 2000 г. PERC совместно с двумя другими неправительст-

венными организациями — БРОК и Друзья Земли (Япония) — опубликовал аналитический отчет «Рынок АТР как угроза Дальневосточным лесам» [17], в котором впервые приводится развернутая картина теневой части лесного сектора российского Дальнего Востока, которую они изучали в 1997-2000 гг. Однако если считать незаконными все рубки, в которых нарушаются действующие официально утвержденные законы, правила, инструкции и прочие нормативные акты, то подавляющее большинство рубок в российской части Дальнего Востока могут быть признаны незаконными [16].

Авторы обзора нелегального использования лесов в мире [18] называют главными источниками незаконно заготовленной древесины и продуктов из нее Россию, Китай и Индонезию. В обзоре ИЮФРО [19] приведена информация о том, что 20 % древесины, заготавливаемой в Российской Федерации, имеет незаконное происхождение. Со ссылкой на исследования ВВФ России [16], сообщается, что на российском Дальнем Востоке по меньшей мере 80 % всех лесозаготовок незаконно. Объектами незаконных рубок и нелегальной торговли являются ценные лиственные породы, такие как дуб монгольский (Quercus mongolica), ясень маньчжурский (Fraxinus mandshurica), вяз японский (Ulmus propinqua), липы амурская и маньчжурская (Tilia amurensis, T. mandshurica). Воспользовавшись пробелами и недостатками лесного законодательства, заготовители превышают допустимые законом объемы заготовок, осуществляют рубку древесины на заповедных территориях, занимаются контрабандой, легализацией незаконно добытой древесины через экспорт в Китай.

На основании цитируемых отечественных публикаций авторы обзора делают вывод: «Россия сегодня крупнейший и единственный источник незаконной древесины из умеренных и боре-альных лесов». В тех или других вариациях, но с тем же выводом и ссылками на те же работы, картину нелегального использования лесов в России приводят абсолютно все зарубежные публикации. Так, на международном Портале о незаконных рубках в разделе «Информация по странам»

по Российской Федерации приведена следующая информация: «Незаконная рубка является серьезной проблемой в России, особенно на Дальнем Востоке страны. Например, расследование незаконно заготовленных лиственных пород, экспортируемых из этого региона в Китай, выявило широко распространенный характер незаконной практики»[20].

Ссылок на официальную статистику Российской Федерации по нелегальным рубкам или на исследования авторов, приводящих альтернативные оценки, например монографию Всемирного банка, подготовленную независимыми экспертами в рамках программы ЕПД ФЛЕГ [17], зарубежные обзоры не приводят, хотя они доступны, в том числе и на английском языке.

Справедливости ради заметим, что авторы публикации [19] указывают на множество пробелов в данных об определении объемов незаконных рубок и торговли нелегально заготовленной древесиной. Сегодня практически нет данных, базирующихся на измерениях, недостаточен уровень понимания методологии количественной оценки, нет оценок точности и статистической достоверности данных, существует несопоставимость различных способов использования лесов, встречаются и ошибочные оценки, отсутствует анализ несоответствий данных. На сегодняшний день нет единой позиции для установления достоверности оценок незаконности, полученных из разных источников и разными методами. Данные по доле незаконной древесины в различных продуктах из древесины также ограничены, что делает невозможной точную оценку финансовых показателей торговли этими продуктами. Необходимы дальнейшие усилия для устранения этих пробелов.

Целью статьи не является проверка данных об объемах незаконных рубок, приводимых в отечественных публикациях. Рассмотрим лишь один пример обоснованности и алгоритма появления выводов авторитетных зарубежных исследовательских центров об уровне нелегального использования лесов в России.

В центре исследований [16] находилось использование ценных пород твердолиственных

деревьев (в основном дуба и ясеня). В результате анализа доступной для авторов информации (объем разрешенного использования, объем экспорта) с применением оригинального «балансового» метода было сделано заключение, что до 80 % древесины ценных твердолиственных пород заготавливается нелегально. Так, по экспертной оценке ВВФ России, в 2010 г. 50 % экспортированной древесины дуба монгольского заготовлено нелегально [16], что при пересчете в эквивалентный объем как минимум в 2 раза превышает разрешенный объем заготовки древесины данной породы.

И официальная ведомственная статистика, и оценка исполнительных органов управления лесами Приморского и Хабаровского краев подтверждают, что проблема нелегальных рубок деревьев твердолиственных пород на Дальнем Востоке стоит остро. Поэтому привлечение к ней внимания природоохранных организаций вносит определенный вклад в борьбу с нелегальным использованием лесов.

Однако и сам метод, и источники приведенных данных заставляют усомниться в корректности результатов, особенно в количественной оценке объемов нелегальной заготовки. Тем не менее именно эти показатели незаконной заготовки древесины в России фигурируют во всех последних зарубежных обзорах нелегального использования лесов, подготовленных авторитетными экспертными организациями и широко распространяемыми в мире.

Не останавливаясь детально на адекватности методики проведенных измерений по уровню нелегальной заготовки дуба монгольского, рассмотрим некоторые лесоводственно-таксаци-онные аспекты данного исследования, оставшиеся за рамками публикации.

Дубовые леса (4 вида дуба) на Дальнем Востоке составляют лишь малую часть (1,1 %) земель лесного фонда, занятых лесными насаждениями. Больше всего лесов с преобладанием Quercus mongolica в Приморье — 15-16 % лесопо-крытой площади. Продуктивность дубовых насаждений на территории Дальнего Востока существенно ниже, чем в центральных районах Рос-

сии. На Дальнем Востоке дуб является сопутствующей породой в кедрово-широколиственных лесах. В связи с запретом рубок кедра, у этой породы появилась возможность существенно увеличить свою продуктивность. Оигтсш то^оИса обладает широкой экологической амплитудой и способен занимать различные местообитания. Кроме того, он значительно устойчивее других древесных пород к воздействию лесных пожаров и рубок, сохраняя жизнедеятельность после 20-кратного и более повреждения огнем, а порослевую способность после рубок и пожаров — в течение многих десятилетий. В Приморском крае, помимо дуба монгольского, промышленной заготовке подлежат: ель аянская, лиственница даурская, пихта белокорая, ясень маньчжурский, ильм, березы белая и желтая, осина.

За последнее 10-летие на Дальнем Востоке площади, занятые дубом, имеют устойчивую тенденцию к увеличению. Запас древесины дуба монгольского в Приморском крае с 1989 по 2016 г. вырос на 13 %. Во всех субъектах Дальневосточного федерального округа наблюдается увеличение абсолютных запасов древесины дуба и запаса на 1 га [21].

Таким образом, даже если методика исследования криминальных рубок дуба монгольского была корректна, то экстраполяция данных по 1 % лесопокрытой площади Дальнего Востока, занимаемой этой породой, показывающей к тому же устойчивое улучшение своих таксационно-лесо-водственных показателей, на все леса российского Дальнего Востока, а затем и на всю Российскую Федерацию, по крайней мере, не соответствует положению вещей.

Зачастую экспертным оценкам подвергается древесина, полученная в результате промышленных заготовок и экспортируемая в основном в Китай и другие страны, и не учитывается заготовка населением для собственных нужд деловой и дровяной/топливной древесины, которая составляет достаточно существенные объемы. По данным ФАО, в 2002 г. в Российской Федерации на топливную приходилось 34,8 % всей потребленной древесины в стране, а в Китае в том же году — 61,8 % [22].

В 2009-2016 гг. в регионах Европы и Северной Азии под эгидой Всемирного банка реализованы международные программы «Совершенствование правоприменения и управления в лесном секторе в странах восточного направления Европейской политики добрососедства и в России» (ЕПД ФЛЕГ и ЕИСП ФЛЕГ-2), направленные на поддержку выполнения обязательств государств в рамках процесса ЕСА-ФЛЕГ.

В рамках Программы ФЛЕГ-2 проведено исследование «Анализ нормативного правового обеспечения пользования лесными ресурсами для нужд местного населения» [23]. В отчете по данному исследованию отмечено, что в субъектах Российской Федерации отсутствуют научно обоснованные методики расчета потребностей в древесине для нужд местного населения, в том числе и для отопления жилых домов.

Официальные ведомственные данные статистической отчетности не дают реальной картины состояния использования лесных древесных ресурсов для нужд местного населения, а если быть точнее, то статистика не по всем субъектам Российской Федерации является объективной. Об этом можно судить хотя бы по сравнению нормативных потребностей в дровах для отопления жилых домов. Так, например, по данным Департамента лесного хозяйства Приморского края, на учете в крае состоит 129 тыс. домов с печным отоплением. Исходя из средней ежегодной нормы в 25 м3 дров в год, потребность местного населения в топливной древесине составляет около 3,2 млн м3. В Приморском крае в 2014 г. официальный объем заготовки древесины для нужд местного населения составил всего 6,4 % расчетной потребности в дровах. Как удовлетворяют свои потребности в дровах остальные 93,6 % домохо-зяйств Приморского края, доподлинно неизвестно. Можно с высокой долей вероятности предполагать, что значительные объемы дров заготавливаются нелегально и за наличный расчет реализуются местному населению по рыночным ценам. Местные органы власти не только не в состоянии противодействовать этому, но и не могут (или не хотят) оценить истинные масштабы проблемы.

Нигде не учитываются потребности в дровах, которые де-факто заготавливаются для поддержания (отопления, строительства и ремонта) инфраструктуры охотничьего хозяйства и различных туристских баз. Для заготовки дров и деловой древесины в этих целях законодателями федерального и регионального уровней не разработана разрешительная база. Таким образом, де-юре любые дрова, заготовленные самостоятельно охотником или владельцем туристской базы, можно причислить к нелегальному использованию лесов, даже если для этого были срублены сухостойные или поваленные ветром деревья.

Для некоторых категорий граждан, относящихся к социально незащищенным слоям населения (пожилые люди, инвалиды и т.п.), выполнить действующий порядок предоставления древесины для собственных нужд невозможно физически. Например, выехать в офис лесничества, который находится иногда в сотнях километров от места проживания, для заключения договора купли-продажи или в определенное время лично присутствовать на лесосеке, чтобы работник лесничества указал границы отвода и/или деревья, разрешенные к рубке, и т.п.

Данные о домохозяйствах с печным отоплением (в качестве единственного), по переписи населения 2010 г., показывают, что в Российской Федерации таких домов более 7 689 тыс., из них в сельской местности — более 3 612 тыс. Если умножить количество домов с печным отоплением только в сельской местности (предположив, что в городах в домах с печным отоплением печи не топят дровами) на среднюю норму потребления дров (18 м3/год — заведомо завышенная оценка), получим следующий результат: 3 млн печей х 18 м3 в год (средняя норма по модельным регионам) = 54 млн м3. Затем вычитаем из полученной суммы 20 % легально приобретенных дров, в итоге имеем 43 млн м3 нелегально заготовленных дров ежегодно.

В рамках программ ФЛЕГ и ФЛЕГ-2, направленных на разработку комплексных систем противодействия нелегальному использованию лесов, дважды (в 2010 и 2014 г.) проведены массовые независимые многосторонние опросы экс-

пертов, включавшие среди прочего и вопросы, характеризующие нелегальное использование лесов в репрезентативных субъектах Российской Федерации. Отбор участников опроса, обладающих информацией и способных охарактеризовать и представить комментарии по исследуемой проблеме, осуществлялся с учетом адекватности, компетентности, опыта работы в данной или смежной областях.

Анкета содержала вопросы, связанные с тематикой исследования, включая открытость и доступность информации о незаконных рубках и нелегальном обороте древесины, причины возникновения незаконных рубок, эффективность действующего лесного законодательства Российской Федерации, планируемые и реализуемые меры по предотвращению незаконного использования леса, а также контроль за их выполнением. В опросе 2010 г. приняли участие более 500 респондентов, представляющих Красноярский и Хабаровский края, Владимирскую и Архангельскую области. Это представители 4-х категорий: органы исполнительной власти и лесоуправления; лесопромышленные предприятия; отраслевые образовательные и научные учреждения; неправительственные организации. В опросе 2014 г. участвовали 335 респондентов тех же 4-х категорий, которые представляли Красноярский, Хабаровский и Приморский края, Архангельскую и Воронежскую области.

Подобные массовые и независимые опросы экспертов в области лесоуправления и использования лесов, помимо собственно оценок объемов нелегальных рубок в своих регионах, позволяют получить важную информацию по ряду сопутствующих аспектов. Так, на вопросы об источниках информации для оценок объемов нелегального использования лесов: «Насколько, на Ваш взгляд, официальная информация о нелегальном использовании лесов (масштабах, объемах, проявлениях) соответствует фактическому положению вещей?» и «Насколько, на Ваш взгляд, неофициальная информация о нелегальном использовании лесов (масштабах, объемах, проявлениях) соответствует фактическому положению вещей?» — и 2010 и в 2014 г. были получены одина-

ковые ответы. Больше половины опрошенных респондентов считают официальную информацию о масштабах, объемах и проявлениях нелегального использования лесов заниженной. Неофициальная информация о нелегальном использовании лесов также не отражает действительность и является завышенной.

На вопрос: «На чем основано Ваше экспертное мнение?» 61 % респондентов указали, что основываются на собственных наблюдениях; и это вполне закономерно, так как в опросе участвовали специалисты разных организаций лесной направленности; 17 % опрошенных дали ответ: «базируясь на данных официальной статистики», 6 % — «на данных общественных организаций», 4 % выбрали вариант «затрудняюсь ответить».

По ответу на вопрос о тенденциях нелегальных рубок и незаконного оборота древесины за 3 года (2010-2013 гг.) установлено, что за этот период наблюдается тенденция снижения количества незаконных рубок. Данное мнение высказали 39 % респондентов, располагающих информацией по данному вопросу. Абсолютное большинство респондентов, указывающих на тенденцию снижения незаконных рубок, проживают на территории Хабаровского и Приморского краев. Тенденцию увеличения отметили 17 % и отсутствие изменений — 21 % респондентов.

Ключевой вопрос: «Какова Ваша экспертная оценка доли нелегальных рубок и незаконного оборота древесины в общем объеме заготовок на территории края/области?» — дал следующие результаты: по хвойным породам доля незаконно заготовленной древесины составила в среднем 14 %, по твердолиственным породам — 25 % и малоценным мягколиственным породам — около 6 %. Наибольшее значение — около 30 % нелегальной древесины хвойных пород — указывают респонденты Красноярского края, минимальное (8 %) — Архангельской обл. Абсолютное большинство респондентов Хабаровского и Приморского краев оценивают долю нелегально заготовленной древесины твердолиственных пород от 30 до 40 %. Средние показатели значительно (более чем в 10 раз) превышают уровень данных официальной статистики [24].

1. Дефиниция термина «незаконные рубки» имеет большое значение для следующих целей:

✓ единого понимания участниками лесных отношений требований к законности рубок;

✓ идентификации факта совершения данного правонарушения и его юридической классификации;

✓ обеспечения единства судебной практики применения законодательства об ответственности за незаконные рубки;

✓ разработки эффективной системы противодействия нелегальному использованию лесов;

✓ доказательства легальности (нелегальности) древесины при первичном ее поступлении на внутренние и международные рынки.

2. Современное российское законодательство дает расширительное трактование понятия «незаконная рубка» в единственном акте — постановлении Пленума Верховного суда РФ, разграничивая рубки на 2 категории — уголовно и административно наказуемые. Подобная дифференциация незаконных рубок и рубок, осуществленных с некриминальными мелкими отступлениями от правил и регламентов, приводит к под-паданию значительной части заготовленной древесины в категорию незаконной, что может служить возникновению несправедливых барьеров на рынках древесины. По официальной статистике, в анализируемых субъектах Российской Федерации наблюдаются сходные тренды динамики показателей незаконных рубок. Абсолютные объемы нелегального использования лесов и их доля в общей заготовке древесины оценены на уровне ошибки измерений.

3. Анализ ведомственных статистических данных свидетельствует, что несмотря на усилия, предпринимаемые на региональном и федеральном уровне по совершенствованию системы контроля незаконных заготовок и оборота древесины, учета объемов, фактов нарушений лесного законодательства, а также мер базовой ответственности за нарушения в лесной сфере, как в регионах, так и в целом в Российской Федерации, официальная статистика не отражает и не охватывает значительного количества нарушений при рубках.

4. Имеющиеся в литературе данные не дают статистически достоверной оценки объемов нелегального использования лесов в Российской Федерации, зачастую доля незаконно заготовленной древесины определяется экспертным методом.

5. Существующие зарубежные оценки объемов нелегальных рубок в России не базируются на собственных исследованиях, а опираются на информацию различных экологических организаций, часто некорректную и неверно трактуемую.

Список использованной литературы

1. Шубин, Ю. П. К вопросу о дефиниции термина «незаконная рубка» / Ю. П. Шубин // Актуальные вопросы борьбы с преступлениями. — 2015. — № 2. — С. 43-45.

2. Лесной кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс] : утв. от 29.01.1997 № 22-ФЗ. — Режим доступа: справочная правовая система Консультант Плюс Бюджетные организации, версия проф. (Дата обращения: 20.10.2017).

3. Бюллетень Верховного суда РФ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: url: http://www.supcourt.ru/second.php. (Дата обращения: 12.10.2017).

4. Лесной кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс] : утв. от 04.12.2006 № 200-ФЗ. — Режим доступа: справочная правовая система Консультант Плюс Бюджетные организации, версия проф. (Дата обращения: 20.10.2017).

5. Уголовный кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс]: утв. от 13.06.1996 № 63-Ф3 (ред. от 29.07.2017) (с изм. и доп., вступ. в силу с 26.08.2017). — Режим доступа: справочная правовая система Консультант Плюс Бюджетные организации, версия проф. (Дата обращения: 13.10.2017).

6. Кодекс РФ об административных правонарушениях [Электронный ресурс] : утв. от 30 декабря 2001 г. № 195-Ф35. — Режим доступа: справочная правовая система Консультант Плюс Бюджетные организации, версия проф. (Дата обращения: 13.10.2017).

7. Фомина, И. А. Понятие «незаконной рубки»: проблемы квалификации и критерии ограничения от административных деяний данной категории / И. А. Фомина // Сибирский юридический вестник. — 2008. — № 3 (42). — С. 98-109.

8. Состояние и масштабы нелегального лесопользования в России / Д. Ф. Ефреемов [и др.] ; под ред. Е. П. Кузьмичева. — М. : Всемирный банк, 2011. — 176 с.

9. Котлобай, А. Нелегальные рубки на юге Дальнего Востока России — угроза существованию дальневосточных лесов. Анализ проблем и пути решения / А. Котлобай, А. Птичников. — М. : WWF России, 2002. -20 с.

10. Котлобай, А. Проблемы незаконных лесозаготовок на примере Приморского края/ А. Котлобай. — М. : WWF России, 2002. — 67 с.

11. Ефремов, Д. Ф. Нелегальные рубки в системе заготовок древесины в лесах Российского Дальнего Востока / Д. Ф. Ефреемов // Лесная сертификация. — 2001. — № 4. — С. 29-34.

12. Захаренков, А. С. Проблема нелегальных рубок на Дальнем Востоке / А. С. Захаренков // Лесная сертификация. — 2003. — № 6. — С. 30-32.

13. Жеребкин, Г. Н. Ответственность за незаконную рубку лесных насаждений. Анализ нелегальных рубок на российском Дальнем Востоке и методика их расследования / Г. Н. Жеребкин // WWF России. — Владивосток : Апельсин 2011. — 136 с.

14. Шейнгауз, А. С. Незаконное лесопользование в Хабаровском крае. Аналитическая записка / А. С. Шейнгауз. — Хабаровск : Winrock International, проект «ФОРЕСТ», 2005. — 53 с.

15. Лесной комплекс Дальнего Востока : аналитический обзор / Н. Е. Антонова, О. А. Гловацкая, В. В. Ер-мошин [и др.]. ; под. ред. А. С. Шейнгауза. — Владивосток-Хабаровск : ДВО РАН, 2005. — 160 с.

16. Незаконные рубки на Дальнем Востоке: мировой спрос на древесину и уничтожение Уссурийской тайги: обзор / А. Г. Кабанец [и др.]. ; под ред. Д. Ю. Смирнова. — М. : WWF России, 2013. — 39 с.

17. Лебедев, А. Рынок АТР как угроза дальневосточным лесам : аналитический отчет 1997-2000 гг. / А. Лебедев, Д. Ньюэл, Д. Гордон. — Владивосток, 2000. — 52 с.

18. Hoare, А. Tackling Illegal Logging and the Related Trade What Progress and Where Next / Alison Hoare // Chatham House Report. — 2015. — 64 p.

Объемы незаконных рубок лесных насаждений

в Российской Федерации

19. Illegal Logging and Related Timber Trade — Dimensions, Drivers, Impacts and Responses / Daniela Kleinschmit, Stephanie Mansourian, Christoph Wildburger & Andre Purret [eds.]. // A Global Scientific Rapid Response Assessment Report. — Vienna: IUFRO World Series, 2016. — V. 35. — 148 p.

20. Portal illegal logging [Electronic resource]. — Access mode: url: https://www.illegal-logging.info/regions/china%20%20. (Date of access: 17.10.2017).

21. Середюк, А. В. Дубы Дальнего Востока [Электронный ресурс] / А. В. Середюк, Н. В. Выводцев // Ученые заметки ТОГУ. — Т. 7. — 2016. — № 4. — С. 427-435. — Режим доступа: url: http://pnu.edu.ru/media/ejournal/articles-2016/TGU_7_237.pdf). (Дата обращения: 18.10.2017).

22. State of the world’s forests. — Rome : FAO, 2005. — 166 p.

23. Совершенствование нормативного правового обеспечения использования древесных лесных ресурсов в различных целевых категориях лесов [Электронный ресурс] : [Текст] / Е. П. Кузьмичев [и др.] ; под ред. Е. П. Кузьмичева. — М., 2016. — 151 с. — Режим доступа: url: http://www.enpi-fleg.org/site/assets/files/2000/report_2016.pdf. (Дата обращения: 19.10.2017).

24. Совершенствование системы противодействия нелегальному лесопользованию [Электронный ресурс] / Е. П. Кузьмичев [и др.] ; под ред. Е. П. Кузьмичева. — 2014. — Режим доступа: url: http://www.enpi-fleg.org/site/assets/files/1545/ report_ru_2014_final_1.pdf. (Дата обращения: 19.10.2017).

1. Shubin, Yu. P. K voprosu o definicii termina «nezakonnaya rubka» / Yu. P. Shubin // Aktual’nye voprosy bor’-by s prestupleniyami. — 2015. — № 2. — S. 43-45.

2. Lesnoj kodeks Rossijskoj Federacii [Ehlektronnyj resurs] : utv. ot 29.01.1997 № 22-FZ. — Rezhim dostupa: spravochnaya pravovaya sistema Konsul’tant Plyus Byudzhetnye organizacii, versiya prof. (Data obrashcheniya: 20.10.2017).

3. Byulleten’ Verhovnogo suda RF [Ehlektronnyj resurs]. — Rezhim dostupa: url: http://www.supcourt.ru/sec-ond.php. (Data obrashcheniya: 12.10.2017).

4. Lesnoj kodeks Rossijskoj Federacii [Ehlektronnyj resurs] : utv. ot 4 dekabrya 2006 g. № 200-FZ. — Rezhim dostupa: spravochnaya pravovaya sistema Konsul’tant Plyus Byudzhetnye organizacii, versiya prof. (Data obrashcheniya: 20.10.2017).

5. Ugolovnyj kodeks Rossijskoj Federacii [Ehlektronnyj resurs]: utv. ot 13.06.1996 № 63-FZ (red. ot 29.07.2017) (s izm. i dop., vstup. v silu s 26.08.2017). — Rezhim dostupa: spravochnaya pravovaya sistema Konsul’tant Plyus Byudzhetnye organizacii, versiya prof. (Data obrashcheniya: 13.10.2017).

6. Kodeks RF ob administrativnyh pravonarusheniyah [Ehlektronnyj resurs] : utv. ot 30 dekabrya 2001 g. № 195-FZ5. — Rezhim dostupa: spravochnaya pravovaya sistema Konsul’tant Plyus Byudzhetnye organizacii, versiya prof. (Data obrashcheniya: 13.10.2017).

7. Fomina, I. A. Ponyatie «nezakonnoj rubki»: problemy kvalifikacii i kriterii ogranicheniya ot administrativnyh deyanij dannoj kategorii / I. A. Fomina // Sibirskij yuridicheskij vestnik. — 2008. — № 3 (42). — S. 98-109.

8. Sostoyanie i masshtaby nelegal’nogo lesopol’zovaniya v Rossii / D. F. Efreemov [i dr.] ; pod red. E. P. Kuz’micheva. — M. : Vsemirnyj bank, 2011. — 176 s.

9. Kotlobaj, A. Nelegal’nye rubki na yuge Dal’nego Vostoka Rossii — ugroza sushchestvovaniyu dal’nevostochnyh lesov. Analiz problem i puti resheniya / A. Kotlobaj, A. Ptichnikov. — M. : WWF Rossii, 2002. — 20 s.

10. Kotlobaj, A. Problemy nezakonnyh lesozagotovok na primere Primorskogo kraya/ A. Kotlobaj. — M. : WWF Rossii, 2002. — 67 s.

11. Efremov, D. F. Nelegal’nye rubki v sisteme zagotovok drevesiny v lesah Rossijskogo Dal’nego Vostoka / D. F. Efreemov // Lesnaya sertifikaciya. — 2001. — № 4. — S. 29-34.

12. Zaharenkov, A. S. Problema nelegal’nyh rubok na Dal’nem Vostoke / A. S. Zaharenkov // Lesnaya serti-fikaciya. — 2003. — № 6. — S. 30-32.

13. Zherebkin, G. N. Otvetstvennost’ za nezakonnuyu rubku lesnyh nasazhdenij. Analiz nelegal’nyh rubok na rossijskom Dal’nem Vostoke i metodika ih rassledovaniya / G. N. Zherebkin // WWF Rossii. — Vladivostok : Apel’sin 2011. — 136 s.

14. Shejngauz, A. S. Nezakonnoe lesopol’zovanie v Habarovskom krae. Analiticheskaya zapiska / A. S. Shejngauz, — Habarovsk : Winrock International, proekt «FOREST», 2005. — 53 s.

15. Lesnoj kompleks Dal’nego Vostoka : analiticheskij obzor / N. E. Antonova, O. A. Glovackaya, V .V. Ermoshin [i dr.]. ; pod. red. A. S Shejngauza. — Vladivostok-Habarovsk : DVO RAN, 2005. — 160 s.

16. Nezakonnye rubki na Dal’nem Vostoke: mirovoj spros na drevesinu i unichtozhenie Ussurijskoj tajgi: obzor / A. G. Kabanec [i dr.]. ; pod red. D. Yu. Smirnova. — M. : WWF Rossii, 2013. — 39 s.

17. Lebedev, A. Rynok ATR kak ugroza dal’nevostochnym lesam : analiticheskij otchet 1997-2000 gg. / A. Lebedev, D. N’yuehl, D. Gordon. — Vladivostok, 2000. — 52 s.

18. Hoare, A. Tackling Illegal Logging and the Related Trade What Progress and Where Next / Alison Hoare // Chatham House Report. — 2015. — 64 p.

19. Illegal Logging and Related Timber Trade — Dimensions, Drivers, Impacts and Responses / Daniela Kleinschmit, Stephanie Mansourian, Christoph Wildburger & Andre Purret [eds.]. // A Global Scientific Rapid Response Assessment Report. — Vienna : IUFRO World Series, 2016. — V. 35. — 148 p.

20. Portal illegal logging [Electronic resource]. — Access mode: url: https://www.illegal-logging.info/regions/china%20%20. (Date of access: 17.10.2017).

21. Seredyuk, A. V. Duby Dal’nego Vostoka [Ehlektronnyj resurs] / A. V. Seredyuk, N. V. Vyvodcev // Uchenye zametki TOGU. — T. 7. — 2016. — № 4. — S. 427-435. — Rezhim dostupa: url: http://pnu.edu.ru/media/ejournal/arti-cles-2016/TGU_7_237.pdf). (Data obrashcheniya: 18.10.2017).

22. State of the world’s forests. — Rome : FAO, 2005. — 166 p.

23. Sovershenstvovanie normativnogo pravovogo obespecheniya ispol’zovaniya drevesnyh lesnyh resursov v razlichnyh celevyh kategoriyah lesov [Ehlektronnyj resurs] : [Tekst] / E. P. Kuz’michev [i dr.] ; pod red. E. P. Kuz’micheva. — M., 2016. — 151 s. — Rezhim dostupa: url: http://www.enpi-fleg.org/site/assets/files/2000/report_2016.pdf. (Data obrashcheniya: 19.10.2017).

24. Sovershenstvovanie sistemy protivodejstviya nelegal’nomu lesopol’zovaniyu [EHlektronnyj resurs] / E. P. Kuz’michev [i dr.] ; pod red. E. P. Kuz’micheva. — 2014. — Rezhim dostupa: url: http://www.enpi-fleg.org/site/assets/files/1545/ report_ru_2014_final_1.pdf. (Data obrashcheniya: 19.10.2017).

Volumes of Illegal Forest Loggingin Russian Federation

E. Kuzmichev — Russian research institute of forestry and mechanization of forest management, Chief Researcher, Corresponding member RAS, Doctor of Biology Sciences, Professor, Pushkino, Moscow Region, Russian Federation, [email protected]

I. Trushina — Russian research institute of forestry and mechanization of forest management, Head of laboratory, Candidate of Agricultural Sciences, Pushkino, Moscow Region, Russian Federation, [email protected] E. Lopatin — Russian research institute of forestry and mechanization of forest management, Researcher, Pushkino, Moscow Region, Russian Federation, [email protected]

Keywords: illegal logging, forest management in the forest sector, dimensions of illegal fingerprints, classification of illegal logging

The paper highlights problems related to illegal logging. Under review are issues linked to definition of illegal logging, data in illegal logging level according to official statistics and expert estimates in the Russian Federation. Problem of illegal logging term definition has a key role both for its identification, law enforcement and counter-measure system development. Wide range of insufficient offenses during logging of forests and trees and extensive interpretation of illegal logging is unsuitable in particular for forest product exporters to international markets. With regard to its value legal liability taking into account lately established international practice of forest activity definition such logging should not be referred to illegal ones.

In the Russian Federation there are 2 independent groups of assessments: official statistical data and expert assessments that varysubstantially.

Conducted analysis of agency level statistical data proves that both in regions and the whole RFthe official statistics does not reflect and cover sufficient offenses during logging.

It was found that available sufficient foreign assessments of illegal logging in Russia are not based on own studies but rather on information of various environmental including foreign organizations. Such expert assessments of illegal logging in Russia are based mainly on data that lack sufficient accuracy. Special research studies ofthis problem is practically unavailable.

It was found the Russian federation regions lack research based procedures to calculate timber needs for local communities including apartment heating. Official agency level statistical reporting data does not give a real pattern of forest timber resources utilization for local community needs.

The paper gives detailed conclusions on conducted analysis that may enable improvement of illegal logging counteraction.

Смотрите еще:

  • Гражданский кодекс россии статья 1150 Гражданский кодекс россии статья 1150 Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, пенсии Главная Статья […]
  • Как взыскать долг с администрации муниципального образования Как взыскать долг с администрации муниципального образования Страница: 1 ТЕМА: Взыскание с администрации муниципального образования Взыскание с администрации муниципального образования 12.10.2011 20:45 #715529 Денис Вне сайта Постов: 1456 Re:Взыскание с […]
  • Гк рф заявление о принятии наследства Гк рф заявление о принятии наследства Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, пенсии Главная Статья […]
  • Ст гпк рф о выдаче исполнительного листа Ст гпк рф о выдаче исполнительного листа Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, пенсии Главная Статья […]
  • Ст 30 фз 67 Ст 30 фз 67 Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, пенсии Главная Статья 30 ФЗ № 229-ФЗ. Возбуждение […]
  • Судебная практика по 1215 часть 4 коап рф Судебная практика по 1215 часть 4 коап рф Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, пенсии Главная Статья […]
  • Судебный пристав нижнекамск адрес Нижнекамский районный отдел судебных приставов Здравствуйте! обращение к Кузнецовой Каб 11 по делу Серебрякова с.с на какой стадии рассмотрения? 6 месяцев назад подала на алименты, результатов никаких нет. Суд.пристов Галимова, трубку не берут, как вообще они работают. Пойду в […]
  • Ст 1929 коап рф малозначительность Ст 1929 коап рф малозначительность Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, пенсии Главная Статья 19.30 […]