Особенности тактики допроса свидетелей потерпевших

Допрос свидетелей и потерпевших

Тактики допроса подозреваемых и обвиняемых

В тактике допроса подозреваемых и обвиняемых есть много общего, ибо и те и другие чаше всего допрашиваются в условиях, когда доказательств еще недостаточно или в их совокупности имеются пробелы. Задача их допроса заключается не в том, чтобы они обязательно сознались в совершении преступления (что, конечно, гоже важно), а в установлении с помощью их показаний достоверных фактов по делу (даже независимо от их желания помочь следствию).

Однако есть и особенности допроса, обусловленные тем, что подозреваемые обычно допрашиваются на первоначальном этапе расследования, нередко «по горячим следам» преступления, а при задержании — фактически немедленно. Доказательств в этот момент бывает особенно мало, сведений о личности подозреваемого также бывает недостаточно, поэтому следователь не всегда в состоянии тщательно подготовиться к допросу. В тоже время в данной ситуации и подозреваемый не имеет возможности тщательно продумать защитную версию, тактику противодействия следствию, оценить значение имеющихся у следователя доказательств. К тому же подозреваемый в данный момент часто находится в состоянии сильного эмоционального напряжения, способствующего применению психологического воздействия на него. Вместе с тем при первом допросе подозреваемые, особенно с участием защитника, часто отрицают свое участие в преступлении, используя по большей части надуманные аргументы, ссылки на придуманное алиби, т. е. возникает конфликтная ситуация. Поэтому правильный выбор тактических приемов и умелое их применение нередко приводят к получению правдивых показаний на первых же допросах подозреваемых. К числу таких приемов в конфликтной ситуации относятся уверенная манера допроса, использование рефлексивных рассуждений, дополненных продуманной системой предъявления имеющихся доказательств с подробным объяснением допрашиваемому значения каждого доказательства и улики. Особенно важно при этом показать, что может дать соответствующее экспертное исследование тех или иных вещественных доказательств.

Первоначальный допрос обвиняемого проводится в более подготовленной ситуации. Поскольку обвиняемый может признать себя виновным (полностью или частично) либо не признать себя таковым, допрос может проводиться в бесконфликтных, частично конфликтных и полностью конфликтных ситуациях. В большинстве случаев допросы обвиняемых проходят в конфликтных ситуациях с разной степенью соперничества и оказания противодействия следователю.

Обвиняемый на первом допросе может отказаться отдачи показаний. В соответствии со ст. 173 УПК в таких ситуациях повторный допрос проводится только по просьбе самого обвиняемого. В этих случаях с пелыо поддержания необходимого контактного общения следователя с обвиняемым целесообразно стараться продолжить указанный контакт в рамках других следственных действий с участием обвиняемого (при проверке показаний на месте, обыске, назначении и проведении судебной экспертизы и др.). И в рамках этих действий следует оказывать на него необходимое психологическое воздействие с целью преодоления его нежелания давать показания в рамках допроса.

При допросе обвиняемых в конфликтных ситуациях следователь может располагать разными объемами имеющихся у него доказательств. От этого и зависит выбор возможных тактических приемов в каждом конкретном случае. Достаточность доказательств еще не гарантирует автоматический успех допроса. Неумелое использование имеющихся доказательств может свести их значимость к минимуму. Поэтому при достаточности доказательств для изобличения обвиняемого не следует торопиться с предъявлением всей совокупности доказательств. Сильные доказательства целесообразно предъявлять порознь, а слабые — в совокупности, желательно предъявлять сначала доказательства, подтверждающие второстепенные моменты, а затем относящиеся к главным обстоятельствам и др. Если в доказательствах имеются пробелы, необходимо лишить допрашиваемого возможности догадаться об этом. Более того, важно создать у него преувеличенное представление об осведомленности следователя и объеме имеющихся против него доказательств и восполнить такие пробелы непосредственно в ходе допроса. Это достигается уверенной манерой допроса, предъявлением доказательств со значительным интервалом, показом своей осведомленности по отдельным моментам с демонстрацией хода событий в них, умелого использования оперативно-розыскной информации и др. Если же доказательств недостаточно, задачи следователя еще более сложны. Здесь помимо вышеуказанных приемов необходимо использовать различные проговорки и противоречия в свободном рассказе, применять приемы косвенного допроса (когда главный вопрос замаскирован, а отвлекающие внимание, наоборот, подчеркиваются), использовать психологические реагенты и др.

При допросе подозреваемых и обвиняемых важно помнить, что в соответствии со ст. 75 УПК их показания, полученные в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные ими в суде, считаются недопустимыми доказательствами. Поэтому при допросе в подобной ситуации необходимо получить от них наибольшее количество данных, могущих иметь подтверждение из других средств доказывания.

Тактика допроса подозреваемых и обвиняемых с участием защитника. В этих случаях обстановка допроса указанных лиц лишается такого важного психолого-тактического компонента, как интимность, ибо ход допроса осуществляется под интеллектуальным и профессиональным контролем третьего лица — адвоката. Однако начинает и ведет допрос следователь. Защитник является лишь его участником и своими правами (ст. 53 УПК) в ходе этого следственного действия может воспользоваться только тогда, когда следователь закончит свой допрос. При этом следователь должен не только выбрать наиболее удачные тактические приемы, но и умело использовать свои процессуальные права (ст. 53, 164, 189 УПК).

Сама же тактика допроса в этих случаях во многом зависит от того, насколько эффективно следователь пользуется методом рефлективного мышления с учетом складывающихся следственных ситуаций.

К их числу можно отнести такие типовые следственные ситуации:

  • защитник имел свидание со своим подзащитным до его первого допроса следователем;
  • защитник не имел свидания со своим подзащитным до его первого допроса следователем.

Эти типовые ситуации могут быть детализированы в зависимости от того, знаком ли следователь с участвующим в допросе защитником и его профессиональными качествами.

Особенности тактики допроса свидетелей и потерпевших.

Как известно, потерпевший заинтересован в исходе дела. Эта заинтересованность, а также возможность ошибочного восприятия фактов в силу обстановки события и опасности, которой он мог подвергаться, должны учитываться при допросе и оценке показаний потерпевшего. В остальном тактика допроса потерпевшего и тактика допроса свидетелей настолько близки, что их можно рассматривать совместно.

Допрос свидетелей и потерпевших можно разделить на пять этапов:

  • подготовка к допросу (о чем было рассказано ранее);
  • установление психологического контакта с допрашиваемым;
  • свободный рассказ допрашиваемого;
  • постановка вопросов допрашиваемому;
  • ознакомление допрашиваемого с протоколом и аудиозаписью его показаний.

Разъяснив допрашиваемому порядок допроса и предупредив его об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, следователь предлагает ему рассказать всс известное по делу. Это этап свободного рассказа допрашиваемого.

Свободный рассказ — изложение допрашиваемым известных ему фактов в той последовательности, которую ему рекомендует следователь или он избирает сам. Следователь не прерывает свободный рассказ репликами или вопросами. По ходу- свободного рассказа нежелательно протоколирование. Допрашиваемый должен постоянно чувствовать внимание, с каким следователь слушает его рассказ, и заинтересованность в показаниях.

По окончании свободного рассказа, который, как правило, не исчерпывает предмета допроса, следователь путем постановки вопросов восполняет и уточняет полученные показания, выявляет новые факты, не упомянутые в свободном рассказе, получает контрольные данные, необходимые для проверки показаний, помогает свидетелю или потерпевшему вспомнить забытое.

В целях оживления памяти свидетеля или потерпевшего применяются следующие тактические приемы, иногда используемые и при допросе подозреваемого или обвиняемого, искренне стремящегося вспомнить какие-либо обстоятельства:

  • допрос с использованием ассоциативных связей. Представления, возникающие в сознании свидетеля или потерпевшего в связи с воспринимавшимся событием, вступают друг с другом в определенные связи, называемые ассоциативными. Поэтому припоминание одного факта может повлечь за собой припоминание связанных с ним других фактов. С целью оживления таких связей следователь задает допрашиваемому вопросы, относящиеся не к искомому, а к смежным с ним фактам, помогает установить сначала их, а затем по ассоциации с ними и искомый;
  • допрос на месте — разновидность допроса с использованием ассоциативных связей, когда их оживление вызывает не задаваемый следователем вопрос, а повторное восприятие допрашиваемым той обстановки, в которой происходило расследуемое событие. Допрос на месте не следует смешивать с другим следственным действием — проверкой показаний на месте. Это обычный допрос, который проводится не в кабинете следователя. Сходным приемом оживления ассоциативных связей является предъявление для повторного восприятия допрашиваемому предметов, связанных с интересующими следствие обстоятельствами;
  • повторный допрос по ограниченному кругу обстоятельств. При повторном воспроизведении показаний допрашиваемый может вспомнить упущенные или забытые им при первом допросе факты, поэтому нельзя непременно подозревать его в нечестности, если при повторном допросе он расскажет о фактах, которые ранее не припомнил.

Если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помоши, то адвокат присутствует при допросе, но при этом не вправе задавать вопросы свидетелю и комментировать его ответы. По окончании допроса адвокат вправе делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля. Указанные заявления подлежат занесению в протокол допроса (ст. 189 УПК РФ).

Ход и результаты допроса отражаются в протоколе (ст. 190 УПК РФ).

Тактика допроса свидетелей и потерпевших

В качестве свидетеля допрашивается лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу. Не подлежат допросу в качестве свидетелей судья, присяжный заседатель, защитник, адвокат, священнослужитель, член Совета Федерации и депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением своих обязанностей. Лицо не обязано свидетельствовать против самого себя, своего супруга (супруги) и других близких родственников. При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств и в случаях его последующего отказа от этих показаний.

Свидетели подразделяются на свидетелей-очевидцев, которые видели, как происходило расследуемое событие, и свидетелей, которые могут показать о различных обстоятельствах, связанных с происшедшим событием (приметах лица, совершившего преступление, свидетелях-очевидцах, орудии преступления и т. п.). Среди очевидцев выделяются активные и пассивные свидетели. К активным свидетелям относятся те, кто пытался пресечь, предотвратить преступное посягательство, принимал участие в задержании лица, совершившего преступление, вызывал милицию, оказывал помощь потерпевшим и т. д. Их активная роль нередко приводит к довольно сильному психическому напряжению, которое может помешать восприятию каких-либо фрагментов происшедшего. В показаниях таких лиц возможны различные дефекты, пробелы, искажения, преувеличения своей роли в пресечении преступного посягательства.

Пассивные свидетели подразделяются на две группы. Первую группу составляют свидетели, которые имели возможность действовать активно, но под влиянием страха, нежелания вмешиваться, уговоров и просьб знакомых, близких и иных причин предпочли остаться в стороне. Их показания могут быть деформированы за счет не всегда даже осознаваемого стремления скрыть некоторые неблаговидные нюансы своего поведения и желания представить себя в более выгодном свете. Ко второй группе относятся свидетели, которые не могли проявить активность в силу объективных причин (например, наблюдали за происходившим из окна дома либо из проезжавшего мимо транспорта). На формирование их показаний могут повлиять волнение, эмоциональные переживания, вызванные совершаемым на их глазах преступлением.

В начале допроса свидетеля основное внимание уделяется установлению с ним надлежащего психологического контакта. Большая роль в этом принадлежит уважительному, доброжелательному обращению со свидетелем. Не лишним будет выражение благодарности за явку и готовность помочь следствию. Если у следователя нет оснований сомневаться в добросовестности свидетеля, то предупреждение об уголовной ответственности по ст. 307 и 308 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний должно быть сделано так, чтобы не обидеть необоснованным подозрением в возможном лжесвидетельстве. Можно, например, сказать, что у следствия нет сомнений в том, что допрашиваемый сообщит правдиво все, что ему известно по делу, но разъяснение положений этих статей УК РФ предусмотрено законом и подлежит неукоснительному соблюдению.

Предупреждение же лица, которое может дать ложные показания или попытается скрыть правду, должно быть сделано достаточно четко и ясно. Желательно разъяснить ему, что ложными считаются не только показания, в которых сознательно извращается истина, но также и ссылка на то, что не видел, не заметил, не помню, если в действительности видел, заметил, запомнил. При необходимости ему можно сообщить, что у следствия есть много способов установить истину и изобличить лицо в сообщении ложных сведений.

При допросе недобросовестного свидетеля, уклоняющегося от сообщения каких-либо сведений, дающего ложные показания, важно выяснить и нейтрализовать мотивы его позиции. Большое значение могут иметь обращение к положительным качествам личности допрашиваемого, пробуждение в его сознании и переживаниях чувства ответственности, гражданского долга. К тактическим приемам допроса такого лица относятся детализация показаний, особенно по второстепенным обстоятельствам и деталям, по которым трудно заранее договориться, а также выявление проговорок, внутренних противоречий в сообщаемых сведениях и их несоответствия другим имеющимся доказательствам. В вопросно-ответной стадии после фиксации основных показаний допрашиваемому демонстрируются выявленные противоречия и предлагается объяснить, чем они вызваны. Ускорение темпа допроса при постановке дополнительных, контрольных, уличающих вопросов, образуя как бы дефицит времени, ограничивает возможности допрашиваемого найти приемлемое объяснение различным имеющимся в его показаниях противоречиям. Кроме того, при допросе недобросовестного свидетеля могут быть использованы те же приемы, что и при допросе подозреваемых (обвиняемых).

При допросе свидетелей и потерпевших важное значение имеют приемы оказания помощи в преодолении добросовестного заблуждения и припоминании забытых фактов и обстоятельств. Преодолеть заблуждение во многих случаях помогает выяснение условий наблюдения и субъективных возможностей допрашиваемого лица, причем причина искажений порой может быть элементарно простой. Так, выясняя по одному делу причины расхождений в показаниях очевидцев, следователь неожиданно для себя установил, что две свидетельницы ошибочно восприняли некоторые обстоятельства происшедшего, поскольку страдали близорукостью и в момент случившегося были без очков. Припоминанию способствуют благоприятная атмосфера допроса, спокойный, деловой тон его ведения следователем. Допрос должен проводиться без спешки, не рекомендуется без необходимости прерывать свободный рассказ.

Воспринятые события и предметы запечатлеваются в памяти в определенной связи между собой, а также в связи с впечатлениями и представлениями из прошлого и последующего опыта. Напоминание или воспоминание об одном из элементов этой связи является тем первым узелком, который способствует развертыванию в сознании всей цепочки ассоциаций. Большую роль в пробуждении ассоциаций играет эмоциональная память. Воспоминание о впечатлении или переживании, связанном с тем или иным объектом либо лицом, может оживить в памяти детали или подробности определенного события. Различают ассоциации по смежности во времени, в пространстве, по сходству и контрасту.

Для действия ассоциации по времени следует рекомендовать лицу, дающему показания, вести рассказ в том порядке, в каком развивались события. В других ситуациях может помочь напоминание о последствиях события, его связи с какими-либо обстоятельствами личной жизни допрашиваемого (день рождения, праздник, выезд за город и т. п.). Активизировать ассоциативные связи и оживить память помогают вопросы по смежным с исследуемым событием обстоятельствам, выяснение фактических данных, относящихся к предшествующим или последующим событиям, допрос о том же событии или о тех же обстоятельствах, но в разных планах, в различной (логической или хронологической) последовательности.

Чтобы определить время, в течение которого происходило то или иное событие, рекомендуется вспомнить, как оно развивалось в деталях, в какой последовательности, определить время каждого эпизода и суммировать все эти отрезки.

Для использования ассоциации в пространстве можно предъявить предмет, имеющий отношение к событию, или фотографию места происшествия. Восстановлению в памяти забытого будут способствовать допрос на месте происшествия, использование при допросе различных схем, рисунков, чертежей, а также макетов, особенно по делам о дорожно-транспортных происшествиях. Предложение допрашиваемому начертить схему, нарисовать тот или иной объект уже само по себе обычно способствует мысленному возвращению к деталям происшедшего и благоприятствует вспоминанию.

Ассоциации по сходству можно использовать для того, чтобы вспомнить забытую фамилию, внешность человека и т. п. Для припоминания фамилии следует предложить просмотреть, например, телефонную книгу с фамилиями абонентов. Рекомендуется использовать и такие системы, как «фоторобот», рисованный портрет, альбомы образцов различных тканей, фасонов одежды, цветных репродукций грузовых и легковых автомашин и т. п. Использование ассоциаций по контрасту основано на противопоставлении различных объектов и явлений (высокий — низкий, черный — белый, толстый — тонкий и т. п.).

В отдельных случаях преодолеть добросовестное заблуждение и оказать допрашиваемому помошь в припоминании можно путем предъявления доказательств: оглашения показаний, воспроизведения фонограмм допроса других лиц и проведения очных ставок. С этой целью могут быть предъявлены вещественные доказательства, различные документы, видеозапись или киноленты места происшествия и окружающей обстановки, а также проведено предъявление для опознания лиц и предметов.

Основные правила использования информации. Предъявление доказательств, использование различных объектов и схем, а также ознакомление с показаниями других лиц следует проводить так, чтобы избежать подсказки и наводящих вопросов.

Информация, имеющая доказательственное значение, может быть использована на допросе лишь после свободного рассказа и в тех случаях, когда следователю не удалось путем постановки соответствующих вопросов и обращения к ассоциативным связям преодолеть забывание допрашиваемого или устранить его добросовестное заблуждение.

В вопросно-ответной стадии допроса информация используется не только посредством ее включения в содержание вопроса. Информация может находиться и за пределами вопроса, предшествовать или сопровождать его (например, при предъявлении вещественных доказательств, оглашении показаний других лиц и т. п.). В каждом случае такого использования информации нужно правильно оценивать информационное содержание задаваемых вопросов. Неправильно полагать, что в задаваемом вопросе вообще не должно содержаться никакой исходной информации для ответа. Подобное требование явно невыполнимо, поскольку довольно часто вопрос не может быть не привязан к определенному месту, времени, людям, обстоятельствам и т. п. Например, в вопросе: «Где вы были такого-то числа?» — содержится ориентировка во времени, в вопросе: «При каких обстоятельствах вы познакомились с Н.?» — ориентировка по отношению к определенному лицу и т. д.

Отличие допустимого в процессуальном отношении вопроса от наводящего состоит не в том, что в наводящем вопросе подсказывающая информация имеется, а в правомерном вопросе ее нет, а в том, что содержащаяся в наводящем вопросе информация (как словесная, так и несловесная — мимика, жесты, эмоционально-интонационный подтекст) внушает, наводит, подсказывает определенный ответ. Наводящий вопрос не только содержанием, но еще и формулировкой может побуждать, ориентировать на подтверждение определенной информации. Наводящий вопрос — это такой вопрос, который при ею постановке рассчитан на подтверждение содержащейся в нем либо подсказывающей информации, и ответ на него, по имеющимся в нем фактическим сведениям, полностью соответствует содержанию вопроса, не выходит за его рамки, не дает новой, дополнительной, ценной в доказательственном отношении информации, кроме почерпнутой из заданного вопроса.

В каждом случае использования при допросе информации необходимо не подтверждение допрашиваемым тех или иных сообщенных ему сведений, а получение показаний, в которых бы он вышел за пределы этого сообщения, проявил знание новых информационных элементов (обстоятельств, деталей определенного события) или указал на новые дополнительные связи между элементами сообщенной ему информации.

Особенности тактики допроса потерпевших. О специфике формирования показаний потерпевших необходимо отметить следующее. Потерпевший является специфическим субъектом допроса. Его особое положение определяется во многом своеобразными психическими переживаниями, обусловленными совершенным преступлением и его последствиями. Возникающие под воздействием преступления страх, боль, физические страдания, желание освободиться от преступного посягательства или скорее его прекратить, возбуждение и напряжение, обусловленные борьбой, а в случаях полового посягательства, кроме того, еще и личностные, интимные переживания, создавая сплав различных взаимосвязанных между собой эмоций и чувств, образуют сложное, своеобразное психическое состояние потерпевших.

Под влиянием острых психических переживаний потерпевшие нередко, особенно на первых допросах, не могут вспомнить об обстоятельствах, которые предшествовали событию преступления или же, наоборот, последовали за ним (так называемое ретроактивное и проактивное торможение). На повторных допросах показания потерпевших оказываются порой более полными, чем сразу после преступного посягательства. Кроме того, в получаемых от потерпевших сведениях возможны и невосполнимые потери, когда вследствие чрезмерного нервно- психического напряжения, вызванного совершенным преступлением, наступает амнезия, т. е. частичное или полное необратимое выпадение из памяти пережитого события.

Амнезия может появиться и вследствие потери сознания, а также при кратковременном состоянии оглушенности, нередко наступающих в результате особо грубых физических воздействий преступников (нанесения ударов в область головы, лица, переломов костей носа, причинения сильных болей), которые могут сопровождаться контузиями и сотрясениями мозга различной степени, а также различными шоковыми состояниями.

В показаниях потерпевших встречаются: различного рода преувеличения о некоторых моментах пережитого события; обобщенность в первоначальных объяснениях и показаниях о действиях виновных лиц (все держали, все активно участвовали); пробелы, пропуски при описании некоторых важных элементов происшедшего; заблуждения относительно последовательности развития — путаница, перестановка при воспроизведении его отдельных деталей и действий конкретных участников преступления.

На основании этих данных было бы неверно делать вывод о непригодности получаемой от потерпевших информации для установления истины по делу. Изъяны и пробелы в передаваемой потерпевшими информации обычно не носят всеобъемлющего характера и касаются лишь отдельных обстоятельств происшедшего.

Рассмотрим тактические приемы допроса потерпевшего. При допросе потерпевшего необходимо в каждом случае учитывать глубину его психических переживаний и те факторы, которые предопределяют его психическое состояние. Поскольку сразу же после совершения преступления психическое состояние потерпевшего может помешать даче им полных и достоверных показаний, рекомендуется, по возможности, не торопиться с первым допросом.

Если допрос потерпевшего отложить невозможно, то целесообразно предусмотреть его повторный допрос в более спокойной обстановке, когда переживаемые им чувства потеряют свою остроту, а память обретет временно утраченную способность к воспроизведению.

В целях активизации мыслительной деятельности потерпевшего по припоминанию отдельных обстоятельств случившегося надо разъяснить ему важность получения как можно более полных сведений о преступлении и лицах, его совершивших. Необходимо, чтобы умело поставленная перед допрашиваемым цель следственного действия — получение полной, детальной и объективной информации — на определенный период времени вытеснила из его сознания или оттеснила на второй план психические переживания, мешающие допросу.

Оценивая полученные от потерпевшего показания, следует учитывать, что он в ряде случаев может умалчивать об отдельных обстоятельствах происшедшего, давать частично ложные показания, отказываться от дачи показаний либо изменять их в ходе следствия, а также сообщать по делу полностью ложные сведения. Это возможно в силу особых отношений потерпевшего с виновными лицами, их окружением, при боязни мести с их стороны, в результате воздействий заинтересованных лиц, а также с целью сокрытия своего неблаговидного поведения — трусости, стяжательства, порочащей его интимной связи и проч. Кроме того, на показаниях потерпевшего может сказаться неверие в способность органов следствия установить истину и обеспечить его личную безопасность. Особенно важно сначала выяснить мотивы, лежащие в основе неверной позиции допрашиваемого, и попытаться их преодолеть. В этих случаях при допросе используются приемы, направленные на преодоление лжи и получение правдивых показаний.

§ 3. Тактика допроса свидетелей, потерпевших и подозреваемых в организации экстремистских сообществ

Допрос является одним из наиболее распространенных средств получения информации о преступном событии, а при расследовании организации экстремистских сообществ приобретает особую значимость, поскольку именно благодаря данному следственному действию, учитывая групповой характер преступления, имеется возможность получить наибольший объем информации, выявить наличие ложных сведений и расхождение в показаниях между допрашиваемыми, определить дальнейшие направления расследования.

Поскольку проблемы, касающиеся различных аспектов допроса, основ его организации и тактики производства, достаточно полно освещены в юридической литературе [138] , мы перейдем непосредственно к рассмотрению специфики данного следственного действия, применительно к отдельным участникам рассматриваемых видов преступлений.

При расследовании организации экстремистских сообществ тактика проведения допроса обладает рядом особенностей. Это объясняется в первую очередь предметом допроса, который заключается в установлении данных, характеризующих групповой характер преступления, коллективных действий, получении максимально полного представления о сообществе, его идеологии, выяснении индивидуальной роли и вины каждого из участников, о мотивах совершения преступлений. Кроме этого, на ход допроса оказывают влияние сложившаяся следственная ситуация и специфика тактических целей, поставленных следователем при расследовании организации экстремистских сообществ.

К допросам по групповым преступлениям в полной мере относятся общие требования тактики проведения этого следственного действия: активность, целенаправленность, объективность и полнота, необходимость учета свойств личности допрашиваемого, его уголовно-процессуальный статус, а если это подозреваемый, то его положение в преступном сообществе [139] и роль в совершении противоправных действий.

Для получения информации об экстремистском сообществе, его деятельности и членах необходима тщательная подготовка к производству допроса. Она должна включать в себя сбор исходных данных; разработку тактики допроса; выбор момента, способа и места вызова на допрос. В приведенном особо значим анализ материалов уголовного дела для получения исходных данных, причем он должен быть направлен не только на детальное изучение обстоятельств совершенного преступления, характера оставленных следов, последствий проведенных акций, вида совершенных преступлений экстремистской направленности, их мо- тивации [140] , но и на сбор сведений о личности допрашиваемого, его взаимоотношениях с участниками экстремистского сообщества. Подобная информация позволит предопределить линию поведения допрашиваемого, способы возможного воздействия на него и вероятность получения объективных сведений, значимых для расследования.

Целесообразность составления письменного плана как средства тактического обеспечения допроса имеется в случае, если в его процессе предполагается использование оперативной информации либо если предстоит допрос значительного количества членов экстремистского сообщества с разным ролевым участием.

При расследовании организации экстремистских сообществ особую важность имеет допрос членов сообщества и участников преступлений, совершенных в его составе, поскольку именно лицо, совершившее преступление, обладает наиболее полным объемом информации по сравнению со свидетелями или потерпевшими. Однако в силу своей незаинтересованности в установлении истины по делу из-за перспективы уголовной ответственности за содеянное данным лицам свойственно утаивание и искажение достоверной информации, сообщение ложных сведений. Как правило, «в 70% случаев участники организованных преступных групп дают ложные показания, при этом чаще всего это делают организаторы (лидеры), поскольку понимают, что их ответственность за содеянные криминальные деяния особенно велика» [141] . Поэтому в первую очередь желательно допросить потерпевших и свидетелей, чтобы получить достоверные сведения, позволяющие в дальнейшем контролировать позицию членов экстремистского сообщества, с тем, чтобы не дать им возможность направить следствие по ложному пути, исказить истинное положение, переложить вину на других лиц.

Что касается допроса потерпевших и свидетелей, то он должен быть аналогичным как в ситуации, когда они дают правдивые показания обо всех обстоятельствах расследуемого события и сотрудничают со следствием, так и в случаях, если они дают ложные показания. Причем данное обстоятельство не должно являться поводом для снижения активности поиска доказательств. Кроме того, следователь может столкнуться с отказом свидетелей или потерпевших от дачи показаний. Это может быть вызвано многими причинами: боязнью, недоверием правоохранительным органам, нежеланием быть впутанными в дело или стремлением скрыть свое аморальное поведение и неблаговидные поступки, трусостью и т.д. Поэтому для преодоления отказа идти на контакт необходимо выяснить мотивы, лежащие в его основе.

Понять мотивы, побудившие допрашиваемого к отказу от дачи показаний, к даче ложных показаний, а также разобраться в причинах, заставивших его умолчать об известных ему событиях, в некоторых случаях бывает довольно сложно. В связи с этим во время подготовки к допросу свидетелей или потерпевших, кроме выполнения общих требований, также следует выяснить:

— отношение к подозреваемому (например, не находился ли в конфликте с последним или в его подчинении, являясь членом одного экстремистского сообщества, из которого добровольно вышел);

— связь с расследуемым событием, о котором предполагается его допросить;

— не является ли допрашиваемый заинтересованным лицом (например, родственником или близким знакомым одного из участников экстремистского сообщества. Как уже указывалось, на 82,6% экстремистские сообщества состоят из числа знакомых и друзей, причем далеко не все члены сообщества принимают участие в совершении преступлений, а входят в состав лишь из интереса или в целях совместного времяпрепровождения (19,6%). Поэтому лиц, обладающих информацией о деятельности таких сообществ, в первую очередь целесообразно искать среди близкого окружения подозреваемых);

— не привлекался ли он ранее к уголовной ответственности, как характеризуется в повседневной жизни;

— как относится к пропагандируемой членами экстремистского сообщества идеологии;

— не занимался ли распространением экстремистской идеологии.

Если свидетелем является лицо, добровольно прекратившее членство в экстремистском сообществе либо обладающее информацией о его существовании и функционировании, то необходимо выяснить:

— как давно он входил в его состав, по каким причинам стал членом экстремистского сообщества, кто склонил его к этому решению;

— факты преступной деятельности (как совершенные преступления, так и планируемые);

— характер взаимоотношений между членами сообщества;

— каким образом и при каких обстоятельствах возникло экстремистское сообщество, кто непосредственно участвовал в его создании;

— кто входил в состав экстремистского сообщества и какая была роль каждого из членов;

— основные места сборов членов сообщества для проведения собраний, подготовки преступлений, тренировок;

— кто осуществлял руководство таким сообществом, его структурными подразделениями и в чем это выражалось;

— адреса проживания, контактные данные, круг общения лиц, которых допрашиваемый подозревает в организации экстремистского сообщества.

В случае, если допрашиваемый является потерпевшим от преступления экстремистской направленности либо присутствовал при совершении таких преступлений, типичными обстоятельствами, требующими выяснения, являются:

— количество лиц, принимавших участие в совершении группового преступления, их внешние признаки, вооруженность;

— особенности общения членов сообщества между собой (использование вымышленных имен, порядок обращения, имелись ли конфликты и т.д.);

— наличие лица, руководившего действиями остальных, слаженность их действий;

— расовая, национальная, этническая принадлежность потерпевших, владение русским языком, гражданство;

— на каком языке общались потерпевшие в момент нападения на них;

— высказывались ли ранее угрозы или оскорбления в отношении них со стороны нападавших либо других лиц;

— известны ли им иные факты совершения преступлений экстремистской направленности в пределах их населенного пункта, района города;

— содержание разговоров членов экстремистского сообщества (как в отношении потерпевших, так и между собой, высказывания ненависти, лозунгов, требований (например, уехать из страны), использование сленга, прозвищ и т.д.);

— особенности одежды преступников, наличие символики (нарукавных шевронов и т.п.), приметы экстремистов (наличие особенных татуировок).

Приведенный перечень вопросов является примерным и может изменяться в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

Особой сложностью и спецификой по делам об организации экстремистского сообщества отличается допрос подозреваемого. Это объясняется тем, что, как правило, все участники сообществ проходят ритуал принятия присяги о неразглашении сведений, ставших известными в результате членства. В некоторых экстремистских сообществах заранее оговаривается, что в случае разглашения данных сведений одним членом сообщества остальные прибегнут к различного рода санкциям в отношении разгласившего. Так, организаторами экстремистского сообщества, созданного в 2007 г. в г. Барнауле, было введено правило, предусматривающее, что в случае дачи кем-либо из членов сообщества изобличающих показаний на следствии остальными будут предприняты такие меры в отношении его, как оговор и преувеличение его роли в преступной деятельности [142] .

В практике расследования организации экстремистских сообществ встречаются случаи, когда их членами заранее выбиралась конкретная линия поведения на следствии, которой должны были придерживаться все остальные. Так, членам экстремистского сообщества «Белгородский национальный корпус» в случае задержания запрещалось называть других членов сообщества, указывать название самой организации, давалась установка на отрицание любой преступной деятель- ности [143] .

0 наличии подобной договоренности свидетельствуют следующие признаки:

— однотипность, заученность отдельных словосочетаний, предложений, фраз, проявляющаяся при неоднократных допросах;

— «забывание» таких обстоятельств, которые не могли быть забыты в связи с их необычностью;

— несоответствие показаний фактам, подтвержденным доказательствами;

— «остановки» для восстановления в памяти отдельных частностей, с прого- вариванием их несколько раз.

Преодолеть подобную ситуацию в ходе допроса можно путем использования контрольных вопросов, доказательств, тактических приемов. В связи с этим стоит согласиться с мнением А.А. Закатова, который указывает, что «все полученные доказательства нуждаются в тщательной проверке и оценке. Оценка их производится не изолированно, а в их совокупности. Только такой принцип оценки позволяет исключить случайности и выявить, например, в показаниях, заведомую ложь» [144] .

Проведенный нами анализ материалов уголовных дел позволил установить, что от подозреваемых в организации экстремистского сообщества и участии в его деятельности лишь в 45,2% случаев были получены правдивые показания относительно расследуемого события. В остальных 54,8% случаев подозреваемые в ходе допроса отрицали свою причастность в совершении преступных действий либо сообщали ложную информацию, в результате чего возникала конфликтная ситуация. Стоит отметить, что в подобной ситуации необходимо принимать во внимание «индивидуально-психологические особенности подозреваемого (его интеллектуальные, эмоционально-волевые свойства, психические качества и состояния), необходимость установления психологического контакта с ним, особенности конфликтной ситуации допроса» [145] , однако попытки к установлению такого контакта были предприняты лишь в 13,6% конфликтных ситуаций.

Наиболее эффективным средством, применяемым при возникновении подобной ситуации в ходе расследования организации экстремистских сообществ, будут тактические приемы, направленные на предъявление неожиданных для подозреваемого доказательств либо сообщение сведений, известных ограниченному кругу лиц (о местах сбора, тайниках, эпизодах преступной деятельности, принятой в сообществе идеологии и др.). В связи с этим необходимо принять во внимание, что у каждого члена экстремистского сообщества есть основания полагать, что кто-нибудь из соучастников мог дать следователю правдивые показания, вследствие чего отказ сообщить истину навредит ему самому. Поэтому, учитывая наличие внутригрупповых конфликтов или их зачатков, «предъявление на допросе наряду с другими доказательствами показаний признавшегося соучастника, как правило, является тем решающим моментом в борьбе мотивов допрашиваемого, который приводит его к выводу о необходимости дачи правдивых сведений» [146] [147] [148] .

В то же время «если допрашиваемый упорно скрывает достоверно известные ему сведения по делу либо сообщает заведомую ложь, то в отношении его следователь вправе применить метод так называемого изобличения» . «Изобличать допрашиваемого в сокрытии каких-либо фактов или заведомой лжи, — пишет Ю.В. Чуфаровский, — значит опровергнуть его утверждения, показать их несостоятельность, несоответствие установленным по делу фактам. Достигается это

путем предъявления доказательств, вскрытия противоречий, использования логи- 3

В ходе производства допроса подозреваемого прежде всего необходимо выяснить все обстоятельства, касающиеся деятельности экстремистского сообщества, его организатора, структуры, численности и функций каждого из членов. Ключевыми обстоятельствами, требующими уточнения в ходе расследования обозначенного преступления, являются:

1. Особенности организации и функционирования экстремистского сообщества: способ и цели его создания, идеология; название сообщества; продолжительность существования; период времени, в течение которого оно действовало, и какие преступления экстремистской направленности в указанный период были совершены его членами; количество членов и конкретные данные о них, о личности организатора; кто занимался вовлечением новых членов и какие действия предпринимались для этого; структура экстремистского сообщества (наличие объединения организаторов или руководителей, звеньев, подразделений, боевых единиц и т.д.); каким образом разрабатывались планы и создавались условия для совершения преступлений; проводились ли занятия по физической подготовке и идеологической обработке членов экстремистского сообщества; оснащенность экстремистского сообщества (вооружение, материальная база, экипировка); наличие конспирации деятельности (использование вымышленных имен, скрытое проведение собраний и др.); источники финансирования экстремистского сообщества; наличие системы поощрений и наказаний; личностные отношения в сообществе, наличие конфликтов; правила поведения и требования к внешнему виду, принятые в экстремистском сообществе, санкции за их нарушение.

2. Свойства личностей преступников и их ролевые функции: каково место допрашиваемого в структуре экстремистского сообщества; как давно он знаком с остальными членами, каким образом вступил в сообщество; кто из участников обладал наибольшим преступным опытом, организаторскими способностями; высказывал ли кто-нибудь намерение прекратить деятельность в сообществе, кто вышел из его состава; кто отличался слабохарактерностью и склонностью к подчинению; кто являлся инициатором совершения преступлений экстремистской направленности, кому при их исполнении поручались наиболее ответственные действия, а кто выполнял наименее простые и меньше всего участвовал в деятельности экстремистского сообщества.

При допросе организатора экстремистского сообщества, наряду с указанными, выяснению могут подлежать следующие сведения: когда возник замысел на организацию экстремистского сообщества; какие цели и намерения преследовались при его создании; кто из участников первоначально входил в сообщество, сколько членов планировалось вовлечь в сообщество; имелась ли связь с экстремистскими сообществами либо организациями в иных регионах страны, данные о лицах, через которых она осуществлялась; оказывалась ли сторонняя помощь в финансировании деятельности; кто из членов помогал в руководстве экстремистским сообществом.

Результативность допроса подозреваемого зависит от профессионализма (знаний, опыта) следователя, объема информации относительно допрашиваемого лица, анализа сложившейся по делу ситуации. Поэтому процессу допроса по делам об организации экстремистского сообщества должна предшествовать комплексная подготовительная работа, включающая в себя сбор исходных данных, относящихся к предмету допроса (изучение материалов дела, оперативных данных, идеологии сообщества, соответствующей литературы); личности подозреваемого (круг общения, образ жизни, интересы, криминальный опыт и т.д.); подготовку доказательств, необходимость для предъявления которых может возникнуть на допросе; техническое обеспечение (аудио- или видеозаписывающие устройства).

Однако, как показывает анализ следственной практики по делам рассматриваемой категории, подготовка к данному следственному действию проводится достаточно формально, тактические приемы не продумываются, вопросы обвиняемому заранее не формулируются. Кроме того, имели место случаи, когда подозреваемый не допрашивался, а использовались данные, полученные ранее при допросе этого же лица в качестве свидетеля, которые переписывались в протокол допроса подозреваемого. Такая практика недопустима, в любом случае подозреваемый должен быть допрошен в этом процессуальном статусе, поскольку имеется возможность получения новых доказательств его вины путем детализации показаний.

Как справедливо отмечают В.А. Ершов, Г.В. Костылева и М.М. Милованова, «в значительной мере эффективность допроса будет зависеть от знания следователем субкультуры неформальной группы (движения), структуры и организации группы, к которой принадлежит подозреваемый. Для этого необходимо поручить оперативному работнику собрать сведения о деятельности неформальной группы. Данное знание дает возможность следователю трансформировать полученную информацию, так как лица, которые продолжительное время являлись членами группы, обладают неординарным мышлением и специфичным словоизложением. Поэтому допрос подозреваемого целесообразно начинать с выяснения данных о биографии. В то же время недопустимо оскорбление пропагандируемой им идеологии» [149] . Как далее указывают авторы, «существенную помощь при подготовке к допросу мог бы оказать специалист в области социологии, психологии и педагогики, который с учетом возраста подозреваемого . поможет следователю в получении достоверной информации и установлении психологического контакта с допрашиваемыми лицами» [150] [151] .

Одной из особенностей производства допроса подозреваемых по уголовным делам об организации экстремистских сообществ является выяснение мотива преступной деятельности. Поверхностное выяснение содержания рассматриваемого мотива У.Н. Ахмедов относит к одному из недостатков данного следственного действия, отмечая, что «в частности, не устанавливались причины возникновения чувств ненависти или вражды к определенным национальностям, причины совершения преступления в отношении конкретного потерпевшего; не устанавливались сведения о факте совершения ранее аналогичных преступлений; не устанавливались причины объединения в преступную группу и предмет интересов, орга-

низация и деятельность преступной группы» .

В связи с тем, что при расследовании организации экстремистских сообществ следователь имеет дело с организованной преступностью, важную роль играет очередность проводимых допросов, при этом необходимо учитывать «конкретную роль, значимость и уровень антисоциальной направленности членов группы, а также их поведение в ходе проводимых ранее оперативно -розыскных и следственных действий» [152] . Такая очередность определяется, главным образом, положением и ролью допрашиваемого в экстремистском сообществе. Как правило, наиболее весомые доказательства имеются в отношении членов сообщества, непосредственно совершавших преступления, в то время как доказать вину организаторов экстремистского сообщества и лиц, оказывающих содействие в подготовке преступления, значительно сложнее. Это объясняется тем, что их деятельность не требует непосредственного участия в совершении преступлений, поэтому и не всегда оставляет материальные следы, вследствие чего указанные лица могут отрицать свою осведомленность о действиях других соучастников. В подобных ситуациях на первый план выдвигается допрос исполнителей, которые могут дать показания не только о своих действиях, но и о деятельности других членов экстремистского сообщества и его организаторе.

Таким образом, всесторонний учет специфических особенностей допроса по делам об организации экстремистских сообществ, психологических особенностей допрашиваемых, правильное применение уголовно-процессуальных норм, глубокий анализ материалов уголовного дела являются необходимым условиями успешного расследования рассматриваемых преступлений.

Смотрите еще:

  • Разрешение на выезд ребенка за границу украина образец Разрешение на вывоз ребенка за границу 2018 Если родитель желает выехать временно в другую страну вместе с ребенком, то ему для этого рекомендуется оформить доверенность на вывоз, написанную от имени другого супруга. И хотя по измененным правилам пограничной службы для выезда […]
  • Судебный пристав город альметьевск Альметьевский районный отдел судебных приставов Звоню Четверговой уже 48 раз и так никто и не берет телефон Для чего телефоны, если никак не дозвониться. 3 сутки не могу дозвониться до приставов. сам нахожусь в другом регионе не могу приехать и элементарно не могу дозвонится 3 ий […]
  • Предмет состава преступления предусмотренного ст 164 ук рф есть Статья 164. Хищение предметов, имеющих особую ценность 1. Хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, независимо от способа хищения — наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на […]
  • Осужден по ст 159 ч 4 ук рф Приговор по статье 159 УК РФ (Мошенничество) Приговор Мещанского районного суда г. Москвы по части 4 статьи 159 УК РФ «Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение». П Р И Г О В О Р именем […]
  • Статья ук рф за кражу несовершеннолетних Кража несовершеннолетним, будет суд, что грозит сыну? Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ Раздел VIII. Преступления в сфере экономики. Глава 21. Преступления против собственности. Статья 158. Кража. 2. Кража, совершенная: а) группой лиц по предварительному […]
  • Онлайн консультация у юриста украина Онлайн консультация у юриста украина Единый телефонный номер системы безоплатной правовой помощи в Украине Консультация юриста по общим вопросам Современному человеку тяжело жить, не зная своих прав, поскольку их незнание часто приводит к тяжелым последствиям. Конечно же, вы не можете […]
  • Трудовая дисциплина в тк рф Комментарии к СТ 189 ТК РФ Статья 189 ТК РФ. Дисциплина труда и трудовой распорядок 1. Трудовая дисциплина - необходимое условие (элемент) всякого коллективного труда независимо от организационно-правовой формы организации и социально-экономических отношений, сложившихся в обществе. Без […]
  • Опекунство за пожилым родственником Оформление опеки над пожилыми людьми в 2018 году Люди почтенного возраста становятся зачастую не в состоянии осуществлять надлежащий уход за собой. Их дееспособность оказывается под большим вопросом, поскольку старики иногда не способны отдавать отчет своим действиям. Избежать негативных […]